Мейкерство заразительно

market

В июне прошлого года в Киеве прошел первый фестиваль Maker Faire – фестиваль увлеченных изобретателей. За год оказалось, что процесс созидания интересен зрителям – потому что это любопытно, это красиво, круг интересов мейкеров безграничен, от картонных театров до разнообразных роботов, от музыкальных инструментов до ракет, дронов и транспортных средств. В этом фестивале можно  принять участие, потому что созидание – заразительно. Два человека решили провести фестиваль в Киеве, мы узнали как это было.

10863854_10202983250202526_8286800966013330253_o

Света, кто придумал фестивали мейкеров?

В 2005 году, в Штатах, благодаря издателю Дейлу Доэрти появился журнал Make. Он с коллегами правильно и вовремя заметил, что «Популярная механика» стала менее  популярной, в ней появилось много атомных лодок и космических кораблей, она стала более сложной, менее массовой, вход в нее был завышен. Make Magazin решил делать сразу все очень простое и  понятное: простые технологии, любое изобретение практически каждый может сделать у себя в гараже, а гаражная культура в Америке процветает. И так случилось что, первая встреча с подписчиками сразу стала Maker Fairе, и дальше пришел успех.

Этот успех наложился на тренд, то что принято называть третьей промышленной революцией, – digital fabrication, –  удешевление 3D печати, появление станков, которые можно использовать дома, удешевление технологии дронов – техническое многообразие стало доступно огромному количеству людей. Но что с этим делать никто толком не знал. Make стал объединяющей силой и площадкой для большого количества людей, мэйкерство быстро стало всеамериканским движением, перекинулось на остальной мир. Maker Fairе есть по всему миру – есть в Китае, Каире, в Европе. В Москве кстати будет только этим летом. Нашему, украинскому Maker Faire уже ровно год.

Фестивали мейкеров стали ориентиром  для правительств некоторых стран, они увидели в этом живой и эффективный инструмент для популяризации технологий и науки. В формате, который работает просто и наглядно, «покажи и расскажи», – без сложных умствований для ограниченного круга посвященных. Без неповоротливых конференций, вне закрытого сообщества – для всей семьи и для каждого.

Что главное у мейкеров: подумать (знание) или сделать (практика)?

Главное, как говорит Доэрти,  – это мейкерский образ мысли. Когда в сообщество принимают новых продюсеров, первое что они говорят: делай что-то руками. Вот смотрите – есть (и у нас был) огромный соблазн устроить гик, «умное шоу» и любоваться. Но главное не оно, главное  – сохранить связь с простым желанием что-то сделать, самому, своими руками. Мало изобрести что-то прекрасное, важен следующий шаг. Одно дело ты что-то придумал, совсем другое, когда сам сделал: ты уже творец. И это совершенно другое качество жизни, мэйкерство тебя наполняет.

Киевский  Maker Faire – дело рук вашей семьи. Твое и твоего мужа. Кто из вас двоих это придумал?

Юра. Юра всю жизнь развивает свою компанию iLand, он начал заниматься Apple очень давно, ему понравилось эта идея, а он любит заниматься тем, во что верит и считает классным. Журнал Маке он читает давно, точнее – мы читали журнал Маке, у нас двое детей, мы читали, что же сделать интересного с детьми и как их развивать. И в какой-то момент Юра сказал – хорошо было бы чтобы Maker Faire  был Киеве. Еще через какое-то время Юра добавил: наверное, надо сделать его самим.

Потом был небыстрый путь: Юра написал в главный офис, изучил процедуру, прошел все интервью. Убедил американцев в том что мы можем здесь представлять Make. Это франшиза, лицензионный контракт.

Вас сильно курируют?

Нас курируют в содержании фестиваля. Вот эта приставка Mini означает, что мы независимый ивент. Когда мы будем называться просто Maker Faire, а все к этому идет, – это будет означать, что головной офис принимает участие в создании программы и организации фестиваля.

«Это не просто праздник, а ярмарка, могут и будут торчать провода, все может быть не очень красиво, главное – идеи и люди»

Сейчас мы свою программу подаем, но не утверждаем. Мы подаем отчет, журнал и офис Maker Faire знают все, что у нас происходит. Участники киевского фестиваля заполняют анкеты на двух языках, и все в главном офисе автоматически  в курсе всего, что у нас происходит.

А вы в курсе всего того, что происходит у них?

Да, мы подключены к сообществу, это огромная база знаний, она очень полезна, у нас на руках все play-book, все рекомендации, вплоть до того что мы можем брать готовые пресс-релизы.

Кто за что у вас отвечает?

Ивент делается руками волонтеров. Надя Пырка – комьюнити-менеджер. Через нее проходят все участники Maker Fair, Аня Пархоменко работает с нашими партнерами. Настя Свиридюк – маркетолог. Еще есть back office, это команда iLand – технические специалисты, администратор.

Важная часть команды: продакшн.  Это увлеченные люди, наши единомышленники Вова Вальдман, Катя Шеремет и ее коллеги из WannaBe Design Lab, Костя Каблуков.

Мы с Юрой продюсеры. Юра отвечает за стратегические вопросы, следит за переговорами, за тем, что происходит в мире, что нужно добавить нам. Я говорю себе,  что он отвечает за масштаб. За тем, чтобы не просто прошла еще одна ярмарка, а развивалось целое движение. Поэтому у нас относительно недавно появился мейкер хаб – не прибыльная организация для того чтобы мы могли развивать некоторые направления, Школьные Maker Fairе – это инновация в образовании, и абсолютно бесплатная программа. Кросс-дисциплинарные проекты это очень актуально: когда история  комбинируется с математикой, язык учат вместе с другой дисциплиной, биологией например.

В результате рождается что угодно, от эксперимента до  модели исторического города.

Школьные образовательные программы это только одно направление, есть масса технологий, в международном сообществе интересно участвовать – мейкерство внедряется во многие области жизни.

На мне партнеры и спонсоры, общий подход к формированию пула участников, лекторов, коммуникации и маркетинг.

Первые шаги в организации первого фестиваля были трудными?

Первый ивент организовывать было легче всего. У нас не было задачи сделать что-то большое, мы хотели понять сработает ли это в Киеве. Нам надо было выяснить – сколько будет участников, как откликнуться посетители вообще. Интересно ли это людям, придут ли они. Без конца приходилось отвечать на вопрос: а что такое мейкерство? Это хендмейд, или это самоделки? Сейчас все изменилось, сейчас почти не приходится объяснять, кто такие мейкеры.

Второй ивент организовывать было сложнее – адреналин упал, а поддерживать сумасшедшую энергию надо, мы доказывали в первую очередь себе: успех первого Maker Faire не случайность. Нам потребовался системный подход, и мы перестраивались, и менялись. Это хорошо умеют американцы – работать с большими системами.  Происходило создание связей там, где их еще не было.

Есть ли у вас площадка которая работает постоянно?

Она должна быть, но пока этой площадкой работает наш офис, наша страница в фейсбуке.

Что будет дальше?

Будет следующий ивент, третий. Он будет длиться два дня.

Будут новые города. У мейкеров ведь мало мотивации ехать в Киев, то есть они приезжают, но мы понимаем что внутри своих городов их много, гораздо больше, и мы их пока мало знаем. Это будут поездки в сильнее города – Одесса, Львов, Харьков, Днепропетровск. Сейчас звучит Винница, Запорожье. Весь восточный регион – очень мейкерский по духу.

Школьное направление очень востребовано – отчасти учителями и многими родителями.

Мы видим, как ярмарка меняет мышление людей.

После каждой из них больше малых бизнесов, больше связей,  больше самозанятых людей, а это сверхактуально, особенно в стране с огромным количеством переселенцев и демобилизованных.

Из чего складывается финансовая картина мира киевского Maker Faire?

Доноры, партнеры, спонсоры, в первую очередь Intel, который не просто финансирует, а и много делает для развития сообщества, акселераторы. Билеты – тоже очень важны.

Есть страны в которых Maker Faire живут за счет городских бюджетов. Пока мы не работали с грантами, но активно ищем возможности – не для ярмарки, для просветительских проектов.

Какой средний возраст участников?

Сейчас больше молодежи. Стартапы, образовательные проекты.

Но мы всегда подчеркиваем, что у мейкера нет возраста. В Америке многие начинают мастерить после 50.

У нас произошел разрыв поколений, но при этом мы знаем, что есть множество взрослых мейкеров, не все из которых знают, что они интересны. Есть отрасли, где они даже не передавали свои навыки.

Что тебе дает это проект? 

Во-первых, веру в то, что мы делаем что-то нужное, что делает лучше нашу жизнь, жизнь детей, города, Украины.

Во-вторых, море вдохновения, хочу стать мейкером каждый день.

В-третьих,  с профессиональной точки зрения: для пиарщика нет ничего круче чем работа-мечта, крутая история в которую он верит.

Интересное