Матвей Вайсберг: В этой истории остался только я. Продолжение

вайс

Мой друг Александр Кнопп

Кнопп вечно опаздывал.
Когда-то в Москве, недолго, было трио: скрипач Кноппушкин, баянист Уткин и певица Маша Иткина. Когда Саша опаздывал на репетиции, Маша Иткина била его нотами по голове. Певица она была потрясающая.
Невероятным было Сашкина способность встревать в чужие разговоры, цепляться с вопросами и репликами к незнакомым людям, особенно к женщинам, начинать играть на скрипке в самых неожиданных местах. Проделывал он все это невероятно остроумно и артистично.
Однажды на Андреевском спуске мы всей толпой торопились к кому-то в гости. Кнопп, как всегда, зацепился за каких-то девиц и уже было приготовился расчехлить свой музыкальный инструмент.
Дело принимало серьезный оборот. Цейтнот был не шуточный.
Я взглянул на Ирку:
– Ивана Лапшина помнишь?
Ира, не ответив, пошла в сторону подпрыгивающего перед дамами Кноппика.
– Девушки, – сказала она, – у меня к Саше только один вопрос, – Саша, ты забрал Машеньку из детского сада?
В ответ раздался душераздирающий рев. Это немузыкально ржал Кнопп.
Девушки спешно ретировались в направлении Подола.
Мы тогда, кажется, никуда не опоздали.

Много лет тому назад 

сидели мы с Ник. Сологубовым-мл. и покойным Сашей Кноппом в мастерской на Андреевском 18. Вдруг за окнами началось какое-то движение, брожение… Обуреваемые любопытством рванули мы на улицу. Посмотреть, действительно было на что: маэстро Розенбаум, с гитарой, сопровождаемый многочисленной свитой киношников и прочего люда, гордо заворачивал в подворотню нашего 18-го номера, вероятно, в поисках живописных окрестностей для съемки очередного музыкального обращения к казачеству и пр. Гораздо интересней было на проезжей части улицы: редкая по тем временам иномарка ожидала небожителя, а за ней разные эротические позы, в рамках, конечно, ситуации – день, улица, фонарь, аптека, скопление публики etc. – принимали с полдюжины девиц. – Еще никого на ночь не выбрал! – услышали мы. Ей-богу, не вру. Я – не ханжа, но мне отчего-то было ужасно стыдно. Хорошо, что он, все-таки, из медицины ушел.
P.S. Вот тут Колька подсказал важную деталь: Кнопп на скрипочке стал наигрывать вальс-бостон так издевательски фальшиво, как может это сделать только очень большой музыкант, каким Сашка и был.

Кожаные штаны
У Кноппа была тетя в Канаде, которая приезжала в Одессу с мужем и месяцами жила в коммунальной квартире на Франца Меринга. Она привозила Саше вещи, которые у него, по мере надобности, «забирал» Ваган.
Так, утверждая что они ему гораздо нужней, Ваган «взял» себе кожаные штаны. Мотивировал он тем, что может вытирать об них руки от краски и пастели.
Что он действительно делал.
Время от времени он говорил:
– От меня пахнет сукой.
Штаны были лайковые.

Интересное