Войны памяти, работа памяти

н

Алейда Ассман более четверти века занимается культурной памятью (именно так, – в широком смысле, нужно понимать «мемориальную культуру» в заголовке новой книги «НЛО»).


Политика памяти, войны памяти – собственно, то, что определяет сегодня повестку дня в Украине и в России. Но эта книга о Германии. Хотя некоторые общие тенденции очевидны. Ассман пишет о Холокосте как об «учредительном мифе» и «семейной истории», задающей некие нормативные основы современного немецкого общества, – эмпатию к жертвам, прежде всего.
Что такое «работа памяти»? Как следует поступать с «травматическим прошлым», чтобы оно не сделалось проблемой в настоящем и не стало угрозой в будущем? Чем опасны «жертвенные» нарративы?
Русский перевод тяжеловесен, надеемся, украинский не замедлит явиться и будет лучше.

«Насколько чувствительной и надежной оказывается память жертвы, настолько же нечувствительна и ненадежна память преступника, которая избегает воспоминаний. В зависимости от того, идет ли речь о жертве или преступнике, память характеризуется тенденцией к “наркотической зависимости” или же к абстиненции. Такую асимметрию точно подметил Фридрих Ницше:

 Это сделал я, говорит моя память.

 Я не мог этого сделать, говорит моя гордость и остается безжалостной.

 В конце концов память уступает».

 

Алейда Ассман. Новое недовольство мемориальной культурой. Пер. с нем. Б. Хлебникова. — М.: Новое литературное обозрение, 2016

 

Интересное