Мария Галина: Львовский дневник. Продолжение

Львов

Конференция по Лему, день третий.

Круглый стол, посвященный современной рецепции творчества Лема. Обсуждаются планы по публикации полного собрания сочинений Лема в Украине и недавний сколькототомник Лема, изданный «Богданом». Кстати, российский читатель, как правило, сталкивается с сокращенной версией «Соляриса», не подозревая об этом.

Прозвучала мысль, что Лем это Бруно Шульц, который выжил. Речь идет о еврействе Лема и о его участи в Шоа, в частности об эпизоде истребления евреев в Бригитках, которому Лем был – язык не поворачивается сказать, – уцелевшим свидетелем. Лем потом описал его в «Гласе Господнем», как пример абсолютной внечеловечности. Без этого понять последующее творчество Лема и его напряженное отношение ко Львову невозможно. История в Бригитках, совершенно чудовищная, как все,  что связано с этой темой, описана и у меня в «Автохтонах», там это бойня на подворье монастыря Кларисок. Далее Виктор Язневич, специалист по творчеству Лема из Белоруссии говорит о Леме как о философе.
На очереди виртуальное путешествие по лемовскому Львову, которое проводит Галина Крук.

Еще сегодня презентация английской героической поэзии в украинских переводах, но мы на нее не успеваем. Еле-еле успеваем на свой круглый стол «Genius loci», – о литературном освоении Украины как совокупности отдельных локаций (организаторы: журнал ШО и LITCENTR). Немного поговорили с Венцловой,  который нас, оказывается, помнит. Видели Алексея Цветкова, Херсонских, Лешу Никитина, Женю Чуприну, Моцара, Юрия Виничука, сейчас непосредственно наблюдаю Владимира Аренева, сидящего в президиуме. Бегбедера еще не видела.

Интересное