Мария Галина: Львовский дневник. Продолжение

73221057

Программа уже очень плотная, не забываем только поесть и выпить. Состоялся круглый стол по genius loci, ведомый Юрием Володарским, а я, поскольку сидела в президиуме, не успевала записывать.  Сейчас восстановлю по памяти.

Сначала речь шла о том, кто и как работает с мифами. Леша Никитин говорил о том, как богат киевский миф и как он неохотно выбирается вовне. Галина Крук о том, как она осваивает Львов, – через подошвы,  а фантаст Владимир Аренев – почему-то о победивших крокодилах. Потом заговорили о городе,  описание которого конкретно и который выступает под своим именем, и о городе,  конкретном, но означенном символически или не означенном вообще, как у Владимира Рафеенко, скажем, и о разнице в подходе. Потом о мертвых мифах, о том, что если миф не осциллирует, не двоится, не противоречит сам себе, он умирает. И в качестве города, переиспользовавшего и уплощившего свою мифологию привели какой как думаете город? Таки да, вы угадали.

Владимир Ешкилев,  блестящее интервью с которым вы можете почитать в последнем номере ШО (угадайте, кто его брал) сказал, что миф бывает сельский (рустикальный), а бывает городской, и в городском все плохо заканчивается, но городской все равно плодотворнее. Заговорили о том, что нужно вырабатывать общий контекст, и в состоянии ли литература его выработать. Ешкилев сказал, что нет, потому что литература находится в прачечной (зачеркнуто, это мне гаджет подсказывает) в плачевном состоянии, и посмотрите, сколько народу нас слушает (в смысле мало), а культуролог Татьяна Кохановская возразила, что мифы и идеи, которые вырабатывает литература, постепенно из элитарной среды проникают в низовую и в этом и есть ее,  литературы смысл и назначение. Поэт и переводчик Марианна Кияновская сказала, что нужно вырабатывать общий для страны контекст, объединяющий разнородные локальные мифы, и что этим контекстом может стать детская литература,  поскольку уже второе поколение детей воспитывается на отличных книжках «Абабагаламага». А Рафеенко завершил круглый стол,  сказав, что назначение литературы, работающей с мифологией – возвращать в общественное сознание этические координаты.  Он говорил об этом гораздо лучше, чем я передаю, на этом мы и закончили.

Потом мы слушали вечер «Интерпоэзии». Кабанов Александр таки да, классный поэт. Сегодня у меня презентация украинского перевода «Автохтонов» на стенде и парный вечер с Херсонскими «Семейное дело». У Штыпеля в Могилянке вышла наконец книжка его переводов русской классики от Пушкина до Пастернака, есть на стенде Могилянки, стоит, кажется 62 гривны. Вот и все на сегодня.

Интересное