Maitre Подвысоцкий

pills

Имя этого доктора медицины есть во всех российских, советских и украинских энциклопедиях ХХ века, но лишь у Брокгауза вслед за его фамилией следует помета «сын предыдущего».

«Предыдущий», т.е. отец Владимира Валерьяновича Подвысоцкого, Валерьян Осипович был выдающимся фармакологом, причем он был фармакологом по призванию и, как ни выспренно это звучит, – по зову сердца. Закончив благополучную чиновничью карьеру, 50-ти лет от роду он поступил на медицинский факультет Дерптского университета, и 8 лет спустя защитил диссертацию по гистологии «Anatomische Untersuchungen ueber d. Zungeudrüsen d. Mеnschen und d. Saugetbiere». Отказавшись от кафедры в Кракове, он стал профессором фармации в Казанском университете. Он был «фанатиком науки», сын его, сохранив этот «просвещенный фанатизм, был тем не менее, светским и чрезвычайно разносторонним человеком.

Владимир Валерьянович родился в 1857 году в селе Максимовка под Черниговом, школьное образование получил в Женеве, но в 1877-м в Житомире сдал экзамены по общему курсу классической гимназии и поступил на медицинский факультет университета св. Владимира. Первой его научной работой стала монография о кефире как кумысе из коровьего молока. На протяжении всей жизни он дописывал и дорабатывал ее, она выдержала пять изданий. Тогда же, в университете, он пробует свои илы на литературном поприще, совместно с Иваном Линниченко и под редакцией профессора философии Алексея Александровича Козлова переводит на русский язык «Историю европейской философии» Георга Вебера.

Иван Линниченко, товарищ по университету, впоследствии профессор истории: «П<одвысоцкий> стал постоянным членом нашего кружка. Влетал он всегда неожиданно, как бомба, редко сидел, чаще бегал по комнате, закидывал словами, вопросами, всегда куда-то спешил, не ходил, бегал… П<одвысоцкий> любил литературу, искусство, музыку. Он немного играл на фортепьяно, очень любил пение… К живописи имел вкус и хорошо понимал относительные достоинства картин и скульптуры… Шумно разговорчивый, он необыкновенно быстро сходился с людьми и отличался некоторым добродушным лукавством… Отличительной чертой П<одвысоцкого>  было редкое добродушие, необыкновенная обязательность».

Подвысоцкий принимал участие в так называемом «драгомановском движении» (украинская версия «народничества»), что сделало его «политически неблагонадежным» в стенах университета св. Владимира. Выпускные экзамены он сдал в Петербурге, в Военно-Медицинской академии, после чего отправился стажироваться в Германию, работал в Тюбингене и Мюнхене, а затем в Париже, в лаборатории Л.Пастера. Но еще прежде, в 1884-м, он принимал участие в экспедиции одного из недавних наших героев, киевского профессора-эпидемиолога Георгия Николаевича Минха: изучал распространение проказы на Кавказе.

В 1886-м он возвращается в Киев и защищает диссертацию «Возрождение печеночной ткани» и уже через год возглавляет кафедру патологии университета св. Владимира. А еще через три года в Киеве выходит самый знаменитый труд Подвысоцкого, единственный в своем роде учебник «Основы общей и экспериментальной патологии». Количество его тиражей сравнимо лишь с количеством его переводов. Но мало кто знает, что все иллюстрации для этого учебника выполнены самим автором

Влас Дорошевич: Молодой французский доктор, которому я показал рецепт за подписью Подвысоцкого, сразу изобразил на своем лице величайшее почтение:

– Maitre Подвысоцкий.

– Вы его знаете?

– Лично не имею счастья. Но как же не знать. Я его ученик. Я учился по его «Общей патологии». Вся Франция учится по его «Патологии». Да и не одна Франция. Я думаю, весь мир. Она, кажется, переведена на все языки.

Интересно, – думает ли кто-нибудь в России, что по книге нашего Подвысоцкого учится чуть не весь мир?

Все годы своей работы в университете св. Владимира он читает лекции, которые пользовались необыкновенным успехом.

Александр Маньковский, ученик В.В.Подвысоцкого: В 1890 году он начал читать курс бактериологии для небольшой группы студентов вне основной программы. В середине полугодия последовал рассказ о самом последнем открытии Р. Коха  — туберкулине с обещанием на следующей лекции подробно изложить суть проблемы. Неделю спустя профессор не смог войти в аудиторию, так как коридор был плотно забит: пришел весь третий курс медфака, студенты других курсов и факультетов. Решили перебраться в анатомический театр, вмещавший втрое больше людей. Однако и здесь услышать лекцию смогла лишь четверть собравшихся. Сесть было невозможно, стояли везде, даже на подоконниках. Студенты заполнили коридоры, вестибюль и двор — до самых ворот. После лекции профессора несли на руках. Позже, по согласованию с ректором, Владимир Валерианович еще дважды читал эту знаменитую лекцию: в актовом зале университета, вмещавшем 1000 человек, и столь же большой XIV аудитории.

Подвысоцкий был не только блестящим врачом, но поразительно эффективным организатором. Фактически он стал создателем украинской школы патофизиологии. Его непосредственными учениками были академики Д.К. Заболотный и А.А. Богомолец (в будущем президенты АН Украины), профессора И.Г. Савченко Л.А. Тарасевич, С. Щастный, А.Ф. Маньковский. А кроме того он был создателем и первым руководителем Киевского отделения Красного Креста. Это было в тот год, когда в Киеве бушевала холера, и сам Подвысоцкий руководил холерным бараком. Уже несколько позже, во время своего «одесского периода» он основал медицинский журнал «Русский архив патологии, клинической медицины и бактериологии» (выходил на двух языках – русском и французском) и газету «Русский врач».

Влас Дорошевич: Я узнал о Подвысоцком интересную историю.

Как распространяются некоторые заразные болезни?

Подвысоцкому пришла в голову мысль, что огромную роль играют в этом:

– Насекомые.

Насекомые, бывшие на больных, кусают здоровых и таким способом прививают им болезни.

Чтобы проверить, он сделал опыт…

Взял клопов от койки больного, умершего от сыпного тифа, пустил их в свою кровать и лег спать.

Опыт «удался».

Искусанный клопами Подвысоцкий заболел сыпным тифом.

Сыпным тифом!

Его насилу отходили.

Тут начинается самое интересное.

Выздоровевши, он увлекся каким-то другим научным вопросом и… забыл опубликовать о сделанном им над собой опыте.

Забыл – да и все.

И только через несколько лет, когда опять поднялся этот вопрос, Подвысоцкий вспомнил и опубликовал:

– Опыт над собой.

Рискнуть собою для науки, едва не поплатиться жизнью… И потом забыть об этом! Я спросил у него:

– Но как же вы могли забыть такой интересный опыт?

– А представлялись вопросы, еще более интересные. Ему кажется это естественным и обыкновенным.

В 1890-м году он обнаружил в куриных яйцах микроорганизм Coccidium oviforme, и ему удалось доказать наличие этого микроорганизма в клетках печени некоторых людей, погибших от самых различных причин. Это наблюдение устанавливало наличие в организме человека живых микроорганизмов и сыграло свою роль в развитии учения о микропаразитарном происхождении злокачественных опухолей. Эта работа Подвысоцкого стала первой в ряду его работ по изучению роли простейших в развитии злокачественных новообразований у человека. За работы, посвященные изучению возрождения тканей и кариомитозу, или кариокинезу, он был избран членом-корреспондентом анатомического общества в Париже и удостоен Академией наук премии Бэра.

Одним из первых, еще в начале прошлого века, Подвысоцкий занялся исследованием химиотерапии раковых опухолей. Для химиотерапии он использовал соли мышьяка и иодистых щелочей, а также высказал предположение о целебном действии лучей радия для больных, страдающих онкологическими заболеваниями. Он полагал, что химиотерапевтические препараты должны усиливать в организме больного процессы, направленные на борьбу со злокачественными новообразованиями.

Принято считать, что в научном отношении киевский период у Подвысоцкого был наиболее плодотворным. Он лично или при участии своих учеников: Д.К.Заболотного, А.Ф.Маньковского, Л.А.Тарасевича, и В.А.Таранухина  разрабатывал различные разделы общей патологии. Его интересовала регенерация тканей органов, кариокинез, онкологическая этиология, кокцидоз, виды перерождения клеток и т.д. В 1900-м  начинается его т.н. «одесский период», – в Одессе ему пришлось создавать Медицинский институт (ныне – университет) с нуля, фактически, – заниматься сбором денег и строительством корпусов. И с этим он тоже блестяще справился.

Влас Дорошевич: Познакомился с семьею Подвысоцких.

Очень интересная семья.

Меня встретила изящная, элегантная дама.

Светская дама, да еще парижанка.

Я думал, что придется говорить о театрах, о курортах, о Пакэн, о Дуссе, о Годферне, о других чародеях в области дамских мод.

Оказалось, что Э.Н. Подвысоцкая – женщина-врач.

И занимается бактериологией в институте Пастера.

Пасынок Подвысоцкого, – Жорж Свирский, – известный пианист-концертант.

Падчерица, – Юлия Свирская, – известный скульптор.

Другая падчерица, – Тамара Свирская, – известная танцовщица в стиле Айседоры Дункан.

И во главе семьи светило ученого мира – Владимир Валерьянович Подвысоцкий.

Необыкновенная русская семья на бульваре Хосеман, в Париже!

Словно Фортуна споткнулась над этим домом и высыпала весь свой рог изобилия.

Здесь словно солнышко играет.

Умер Подвысоцкий в январе 1913 года в Петербурге. Его силы надорвала подготовка к первой в России гигиенической выставке. Это был гигантский труд, и собранные тогда Подвысоцким материалы стали основой экспозиции Одесского музея гигиены (Итальянская, 25).

В последний путь его провожал весь институт экспериментальной медицины, в котором работал он последние годы, акад. И.П. Павлов произнес надгробную речь: «Вооруженный современными способами исследования, литературно образованный, увлекающийся и увлекающий других, он, естественно сделался здесь центром научной школы. … Подвысоцкий явился учителем большого числа поколений врачей не только отечественных, но и иноземных. Его научные труды, труды его учеников и это руководство (учебник «Основы общей и экспериментальной патологии») составляют его научный памятник».

Киевские адреса

Основным базовым зданием медицинского факультета университета св. Владимира, где читал лекции и проводил свои исследования Владимир Валерьянович Подвысоцкий, был Анатомический театр, располагавшийся на углу ул.Б.Хмельницкого (Фундуклеевской) и Пирогова (Больничной), здесь же находился одноэтажный флигель, в котором размещались лаборатории гистологии и общей патологии.

Мариинская община и киевское отделение Красного Креста, которым руководил Подвысоцкий, располагалось сначала на территории Александровской больницы (ул. Шелковичная, там же находились холерные бараки), а затем в частном доме в частном доме на углу Большой Васильковской и Жилянской улиц.

Сегодня имя профессора Подвысоцкого носит улица в Печерском районе, проходящая от проспекта Дружбы народов до Бастионной.

 

 

 

Интересное