Щелкунчик, конец сказки

раду

Киев Модерн Балет. Жовтневый Палац, пятница 13-е, да еще и год 17-й – лучшие место и время для показа мистического Щелкунчика Петра Чайковского.

Особенно тогда,  когда в загрубевшую ткань классического спектакля врывается человек модернисткой природы, имеющий особые отношения со временем, такой, как Раду Поклитару.

Как всегда, постановка изобилует хореографическими находками, чувственно-эротическим подтекстом, провокационными ходами, блестящим решением в подборе танцовщиков главных партии, но появилось, на мой взгляд, нечто  новое. Амбиция на масштабность, а с ней – все вытекающие…

Сразиться  за свое слово по всем фронтам в классическом спектакле под силу только гигантам с их бюджетами и возможностями в подборе труппы.  Думаю, поэтому вся сценография решена академически. Раду даже оставляет спектаклю блестящие театральные костюмы, но делает их еще более выпуклыми, артикулированными, буквальными, как для детей. И вот это «для детей», лубочность и заигрывание с публикой во всем, даже в пластике персонажей – как раз то, о чем хочется поразмышлять.  Постмодернисткий подход к спектаклю, цитирование известных героических поединков, начиная от Кармен и заканчивая Красной Шапочкой и Волком, логично и смело вплетены в спектакль серией па-де-де. Но тонкий юмор, нюансы, полутона сменяются площадными решениями.  На второй акт зал реагирует, как на анекдот – открыто смеется. И здесь – не просчет мастера, а, скорее, расчет. С одной стороны – большие залы должны отбиваться, так получите же, с другой – сюжетный финал шокирует своим драматизмом на контрасте с сахарной патокой второго акта. Сказки не будет, говорит нам художник, не будет эстетствования. Время площадных решений беспощадно к тонким высказываниям.

Раду Поклитару надевает костюм Щелкунчика, выходит на площадь вместе со своим театром, и бросает вызов серому мышиному царству. Не рассчитывая на победу.

Текст: Рукавицына Юлия

Интересное