Чудо чувственно и страшно

чсимтьбю

Здесь не должно вводить в заблуждение ни обилие бытовых деталей, ни – ничуть не меньшее – обилие кулинарных рецептов, очаровавшее не одну сотню читателей. «Случайному гостю» – не ностальгическое бытописание и не милая сладкая сказка.

Это книга Перехода. Книга Ночи. В каком-то смысле – книга ритуальной смерти, за которой следует возрождение – уже в ином качестве – и человека, и мира. Она вся, целиком, – магическое действие.

Ночь перед Рождеством – большая, в несколько дней: с 22 декабря, кануна четвертого воскресенья Адвента, до рождественского рассвета 25-го. Большие Сумерки года. Большие Сумерки вообще много чего – и гаснущей советской империи, на окраине которой к собственному непреходящему изумлению все еще пребывает – но уже ненадолго – ни разу не названный, но безупречно и подробно узнаваемый Львов; и другой империи, куда более старой и глубокой, Австро-Венгерской, которая здесь живо помнится на каждом шагу; и безмятежного детства главного героя, который с этой ночи, случайно-неслучайно обретя магический дар и узнав о себе самом едва вместимые сознанием вещи – уже не будет прежним.

Открывается Большая Щель между мирами, куда – вполне предвиденно, но от того не менее страшно – заглядывают жуткие Случайные Гости из иномирья.

Типичная, даже архетипичная предрождественская ситуация (вспомним хоть «Ночь перед Рождеством», хоть «Щелкунчика»), когда в человеческий, вроде бы обжитый мир врываются чертовщина и тьма – и надо, необходимо ей противостоять. Все, что в этой книге есть – включая кулинарные рецепты с их ароматами – средства этого противостояния.

Это – о том, что чудо – не легко и не утешительно («дар – не подарок»). Оно потому и чудо, что многократно превосходит человека. Оно трудно, чувственно и страшно.

И нет, это не утешающая книга. Силы космоса и света на сей, очередной раз одержали верх над силами хаоса и тьмы – но это только на год. На следующее Рождество все повторится снова – и благополучный исход никогда не гарантирован.

Пока можно выдохнуть. До следующего раза.

«Далеко-далеко, между небом и землей, под зеленым куполом Катедры, отороченном завитками и ангелами, словно протестуя, что ночь длится и длится – бамкнул одинокий колокол. И мой сон сделался добрым: среди дальнего Света кто-то пел колыбельную – и оживали колокола во всех мирах, медью возвещая погибель тьмы и славу Христа.»

Текст: Ольга Балла

Алексей Гедеонов. Случайному гостю. – Киев: Лаурус, 2016.

Мы говорили с Алексеем Гедеоновым,  111 слов о его книге выходят впервые.

Интересное