«Нишевый бренд на рынке необходимых исторических вещей»

Kartinka-1000x600

Полтора года в Национальном историческом музее проходят популярные лекции по истории, проводит их объединение «Ликбез. Исторический фронт» О том, что это за проект, какие и у него цели и планы, мы поговорили с одним из его создателей, историком Кириллом Галушко.

У«Ликбеза» есть предыстория, во время предыдущего Майдана, Оранжевой революции, я подумал: общество расколото по той простой причине, что многие плохо знают историю Украины (в частности те, кто говорит на русском) и нуждаются в просвещении в любой доступной форме. Убеждать галичан в том, что такое Украина, нет смысла, но есть другие регионы, со своей историей, с поколениями, воспитанными на советских школьных учебниках, и склонными смотреть российский телевизор.

Есть провал в образовании взрослых, потому что дети, которые учатся в украинской школе, некий суррогат фактов, альтернативных советскому учебнику получают. Взрослые люди не станут читать школьный учебник истории, получается, что они лишены того исторического продукта, который был бы им полезен для понимания, лучшей ориентации в том, что происходит вокруг. То что сейчас есть  вокруг нас – результат того, что было раньше, а как понимать то, что было раньше? Тут все споры и начинаются.

В 2006 году я написал толстую книжку «Украинский национализм. Ликбез для русских», она есть в интернете. В качестве аудитории книги имелись в виду русскоязычные украинцы. Это критика (с точки зрения не только украинских но и современных российских историков) той исторической схемы, на которой воспитывались школьники в советский период.

Между двумя Майданами историки не были востребованы не только обществом, но и политиками. В обществе наступило всеобщее разочарование, все надежды и мысли об улучшении жизни не оправдались, мечты были отложены.

Случился новый Майдан, и мы с коллегами решили, что надо бороться с пропагандой, с фейками, которые перевирают историю. Надо учитывать состояние украинских историков – четверть века они не были никому нужны, поэтому создали определенные – честные, хорошие, профессиональные стандарты.

Историки – это плюралистичная среда, – у историков есть разные мнения, есть споры, и напрочь отсутствует «единая» идеология.

Мы с коллегами решили считать себя социальным активом украинского исторического цеха и общаться с людьми. Сначала сделали сайт Ликбез, на который ломилось много народа со словами: «это не история, – это контрпропаганда!» Нас обвиняли в том, что мы продажные, обслуживаем власть, работаем на с СБУ.

Сейчас, когда «Ликбезу» почти три года, это прошло. Мы не оказались на госбюджете, наша репутация окрепла, мы развенчиваем все мифы одинаково, и российские, и украинские.

У «Ликбеза» нет юрлица, должностей, зарплаты и штатного расписания. Мы находим поддержку спонсоров, но мы – это свободная ассоциация свободных индивидов, которая держится на определенном консенсусе, он минимальный: Украина должна быть территориально целостной в том виде, в котором она была.

Мы пишем на двух языках, но украинский считаем приоритетным по статусу.

У нас хороший профессиональный уровень – это наша репутация. Есть вещи, которые могли бы прозвучать очень патриотично, но если современная историческая наука с этим спорит, мы тоже спорим. Мы не нравимся всем крайним, но держимся репутации.

К нам привыкли, как к готовому комплекту авторов, закрывающих темы в истории от археологии до XX века, и стали обращаться за консультацией и экспертизой – издательства, медиа… Мы вступили в содружество с харьковским издательством КСД, это большое, абсолютно коммерческое издательство, вот у меня два тома из нашего десятитомника популярной истории Украины, серия «История без цензуры». Это была авантюра для издательства и для нас – для нас, потому что надо было быстро писать, для издательства – это подписная серия на год, предыдущие подписные серии были про вышивку и макраме, и надо было четко понимать, что история в  тренде, и/или  рисковать. Серию уже купили 120 000 человек, это рекорд нашего книжного рынка исторической литературы. Эксперимент удался.

Дальше возникла другая цель: страна воюет, а наши бойцы, что рядовые, что офицеры практически ничего не знают о традициях украинской армии и военной истории Украины. То есть они воюют на патриотизме и инстинкте «свой-чужой», но какая за ними история и продолжительная традиция, не знают. Нам повезло, большая часть «мальчиков» работающих на проекте, кроме своей специализации – археологии или литовско-русского периода, или гетманщины, интересовались «войнушками», у них были наработки по военной истории. Мы достаточно быстро смогли собрать их в первую, изданную за 80 лет «Историю украинского войска». Предыдущая вышла в 1936 году, во Львове, ее автором был Иван Крипякевич. Очевидно что она уже несколько устарела.

В прошлом сентябре мы представили свою книгу по истории войска, она достаточно дорогая, подарочная, ее иллюстрировал прекрасный художник, график Саша Комяхов, в ней 40 реконструкций вида  украинских воинов разных эпох, от самых древних, до АТОшников. Мы хотим выпустить не только подарочный, но и более бюджетный вариант этой книги, для того чтобы мы могли себе позволить отправлять «Историю» допустим, в военные академии, лицеи и воинские части.

галушко

«Мы оказываемся нишевым брендом на рынке необходимых исторических вещей, наш проект растет как снежный ком, и приобретает неожиданные форматы». 

Украинский историк в наше время не имеет права на то, чтобы сидеть в башне из слоновой кости и свысока наблюдать за происходящим. Конечно, тут нельзя и не нужно никого заставлять, историки – разные люди с разным темпераментом и отношением в реальности. У нас разные мнения. Но, на мой взгляд, историк должен быть публичным и общаться с людьми. Поэтому важная составляющая нашего проекта – публичность, мы идем на радио, телевидение, мы читаем популярные лекции. Лекции оказались неожиданно приятным и полезным направлением. Полтора года назад мы запустили лекции в Национальном историческом музее, думали, что придут один-два человека, а люди стали ходить, стали сидеть в проходах.. На разных лекциях по-разному, конечно.  У нас сформировалась своя публика, которая еще и обновляется, потому что мы рассказываем о разном, вещи от археологии до, например, в прошлую субботу была лекция об украинском кино 1920-х годов, – понятно, что на эти лекции придут во многом разные люди.

Мы хотим создать культуру потребления публичной истории, и чтобы это было не  только в Киеве. А и в Черкассах, Виннице, Мариуполе, Одессе, Харькове. Там есть свои историки, и есть люди, которые что-то хотят узнать, мы запустили этот эксперимент, и начали ездить по стране. Мы, как шутят друзья, – разъездной исторический цирк. Мы ездим, и выступаем и встречаемся с людьми. Берем публичную площадку,  местный университет, областной музей, находим единомышленников и соратников и показываем, как это можно делать.

Думаю, через год-два будет какая-то серьезная телеверсия наших популярных исторических тем. Хотя мы уже с год читаем лекции в программе «Суспільний університет», но это не чисто историческая платформа, а мы хотим большего.

Появились люди, способные создавать контент, и появился визуальный ряд: мы привлекли к сотрудничеству реконструкторское движение. Для обывателей – это ряженые клоуны, которые одеваются в исторические костюмы и бьются на мечах. Но это устаревший стереотип. Но более, чем за 20 лет существования реконструкторского движения в Украине отличные появились историки костюма, историки оружия, их работа – это создание реплик, кропотливая работа с вещами. Это чудесное направление истории – все можно потрогать, увидеть, показать в кино. Мы надеемся сделать хороший военно-исторический фестиваль в центре города.

Мы обрастаем темами и превращаемся в платформу. У нас хороший профессиональный уровень, «Ликбез» – это люди, которые работают в институте Истории Украины, на историческим факультете Университета имени Шевченко, в институте Археологии, в Украинском институте Национальной памяти, – это экспертная среда, к которой вы бы обращались за справкой по разным направлениям истории.

У нас – свободный исторический холдинг, где люди могут найти себе любые возможности для реализации.

Специфика «Ликбеза» – минимальный консенсус историка, украинского гражданина и взаимное доверие.

Официально моя роль в проекте – координатор. Я не руковожу, но координирую совместные усилия по разным направлениям.

Правила «Ликбеза» –  это коллегиальная вещь, у нас есть закрытая группа в фейсбуке, она состоит из тех людей, которые «Ликбез» начинали, вес оргвопросы мы обсуждаем в ней.

Пока к сожалению, мы не особо развили англоязычное направление. Будем заниматься этим в этом году. Нам помогали волонтеры, но у нас сложная специфика перевода, не может даже очень симпатизирующий нам человек с улицы переводить исторический текст, в нем слишком много нюансов. Нам нужны переводчики, хороший редактор.

Самые востребованные темы? Это украинско-российская граница, это Крым, это Донбасс, это украинский язык – как ни странно, мало достоверной информации об истории языка. У нас сейчас  на эту тему успешные публикации Михаэля Мозера, австрийского профессора, главы ассоциации украинистов.

Мы пытаемся завоевывать дальние, сложные аудитории. У нас проблема со взрослыми, было бы здорово, если бы мы могли попасть в те газеты, которые читают в электричках пенсионеры, и наши исторические  колонки выходили бы среди статей о посадке огурцов, подвязывать растения и как лечить ревматизм. Мы будем стараться попасть и туда.

Онлайн обучение пока только в планах, у нас нет своей видеокамеры, мы были бы готовы запустить еще и этот формат.

Интересное