Япония, verbatim

япония

В четверг в Арсенале открылась выставка «Воображаемый путеводитель. Япония».

Кураторы собрали экспозицию из тех японских предметов, которые хранятся в украинских музеях или в частных коллекциях. Например, тут есть старинные мечи из собрания харьковского бизнесмена Александра Фельдмана и несколько кимоно из коллекции ценительницы японской культуры Ангелы Бетельгейзе. Каждое воскресенье в полдень  Бетельгейзе будет проводить лекции-презентации по искусству Кицукэ, одевания кимоно.

Из необычного –  ценный экспонат для фанатов Звездных войн – настоящий шлем самурая. Похоже, именно с этого японского головного убора Эдвард Лукас, режиссер саги, срисовал шлем Дарта Вейдера.

Но это все предсказуемые образы страны восходящего солнца. Как и современное искусство, как и нецкэ и гравюры. Совершенно неожиданная находка на выставке – история судьбы киевлянина, чью жизнь навсегда изменила Япония. И который сам, в силу обстоятельств, имел отношение к драматическим изменениям истории этой страны. Речь о киевлянине Александре Клетном. В 1914 году, он – студент Киевского коммерческого института съездил в Японию, чтобы изучить лесное дело и собрать гербарий местных растений. Его гербарий стал экспонатом нынешней выставки. Он находится в зале, посвященном временам года.

Клетному пришлось выбрать профессию, очень далекую от растений и лесного дела. В СССР, его, как человека хорошо знающего японский, привлекли к работе в разведке. Документальных подтверждений в архиве этому нет. Но, как писал Александр Скрипник, советник председателя Службы внешней разведки Украины, в статье в газете Факты, в 1925 году Клетный числился переводчиком в Генконсульстве СССР в Сеуле. Тогдашний генконсул точно был резидентом советской разведки и именно он завербовал сотрудника японской политической полиции и получил от него копию меморандума о захватнических планах тогдашней империалистической Японии. Этот важнейший документ после окончания Второй мировой фигурировал на Токийском международном трибунале над главными военными преступниками. А получил этот меморандум резидент вместе с киевлянином Клетным.

После возвращения из-за границы, японовед работал в иностранном отделе НКВД, а в конце тридцатых годов и сам был объявлен японским шпионом. Он получил 20 лет лагерей, где как знаток японского языка, был вынужден переводить документы, получаемые советской разведкой из Манчжурии. Умер Клетный во Владивостоке, где жил после реабилитации в конце 50-х. Родной Киев он так больше и не увидел.

Текст: Екатерина Шаповал

  • Когда: 9 ноября-17 декабря; 11:00-20:00
  • Где: Мыстецкий Арсенал, ул. Лаврская, 12

Интересное