Все идет по плану

4

В прошлом году мы (ИнКиев) подводили итоги года. В этом — решили заглянуть в будущее, и попросили тех, кто составляет новостную повестку города (директоров музеев, театров, основателей галерей и издателей) рассказать о рабочих планах и мечтах.  В декабре 2018-го у нас будет возможность увидеть, как прошел этот год буквально — свериться с to-do листом. Музыкальное агентство «Ухо» / Саша Андрусик

Большая часть работы в 2017 году была невидимой глазу и неслышной уху, закулисной – но очень продуктивной. В 2018 мы собираемся пожинать ее плоды, слышные и заметные, связанные прежде всего с Ухо-ансамблем, нашим основным сейчас проектом.

Первый плод – это записи. Что может cделать ансамбль из Киева, чтобы его услышали в мире? Записаться на каком-нибудь исключительном лейбле. В течение двух лет мы вели переговоры с Winter&Winter – немецким лейблом c эксцентричным руководством, тщательно отобранным каталогом и фанатичным отношением к звуку.

Оказалось, что они издают музыку Стефано Джервазони – а мы свою дебютную пластинку решили делать именно с ним. В апреле мы ее записали с вокалистом Франком Вернером, центральное сочинение – «Двенадцать сонетов Камоэнса» для голоса и ансамбля. Записывались очень тяжело, в «Пленке» – в апреле мы еще не знали, что в Киеве есть место, замечательно пригодное для записи классической музыки. На редактуру ушло пять месяцев, в сентябре результат отправили Штефану Винтеру, он очень долго молчал – но на днях все окончательно подтвердилось. Диск выходит в сентябре 2018.

Это — только начало истории о записях, они уже распланированы до седьмого  диска. Следом за  Джервазони, выходит Тосио Хосокава, его мы записали осенью: попали наконец в Киевский дом звукозаписи – несмотря на невнятные слухи и такой же внешний вид. Оказалось, непривлекательную «четырехэтажку» проектировал Ленинградский институт звука, она стоит на специальном плавающем фундаменте для лучшей дисперсии звука, у основного зала фундамент свой, отдельный – это в дом в доме….в общем, там отличный звук и такие же звукоинженеры. На эту запись уже есть рецензия самого Хосокавы  — «Мне кажется, этот диск будет одним из моих лучших».

Хосокава после смерти Такэмицу — японский композитор номер один. С его пластинкой немного другая история, длительные переговоры больше не нужны – он сам предлагает ее крупным лейблам – Naxos, Kairos и т.д.

Кроме того, уже в январе мы записываем третью, c куда менее известным (но интересным)  композитором Алессандро Сольбиати, бывшим ректором миланской консерватории. Потом будет, уже сентябрьская запись,  — канадец Самюэл  Андреев.

Итого – в 2018 выходят два диска, еще два будут подготовлены к изданию.

Это значит, что нужно готовиться к рецензиям – и собрать, наконец, «Ухо-ансамблю» сайт. Просто сайт делать было бы скучно, поэтому мы прикрутили к нему большой визуальный проект. Ярослав Солоп около четырех месяцев снимал непарадные портреты музыкантов – мы ходили с ним по репетиционным базам, и почти ко всем музыкантам ансамбля ездили домой. Музыкантов у нас восемнадцать, вышло путешествие по всему городу – от Лукьяновки до Софиевской Борщаговки и Броваров. Я обо всех записывала небольшие истории: оркестрант почти всегда анонимен, максимум, что вы знаете – это имя и количество украинских и международных премий. Нам хотелось эту рамку сломать: очевидно, что персональный опыт очень влияет на опыт исполнительский. Вышел хороший срез, теперь придумываем с Ярославом, как все это все показывать в 2018м –  кроме сайта нужен и выставочный проект.

Опера. Во-первых — опера Luci mie traditrici, «Лживый свет моих очей» Сальваторе Шаррино, сценография Браткова, мы должны ее показать 22 февраля в Национальной опере.  Это одна из самых известных современных опер, ее ставили десятки раз. Это опера о Джезуальдо –  о том, как он из ревности убивает жену и ее любовника. Она  моносюжетная, небольшая (чуть больше часа) и задыхающаяся — все ее персонажи задыхаются — от ревности, от любви, от страха. Задыхающаяся опера — вполне жанр Шаррино, там где у всех шепот, у него — шипение. Классическая оперная история на неклассическом оперном материале — даже крещендо почти нет, ровная ткань, раскрытия голоса в классическом понимании практически не происходит. Братков предложил совершенно любопытную сценографию – но рассказывать пока ничего нельзя, на сцене Оперного реализовать его проект будет очень непросто.

В середине июня выйдет следующий выпуск «Архитектуры голоса», его основная тема — река, и все локации будут связаны c киевскими речками, не только Днепром. Центральное событие в этот раз – премьера опера Максима Коломийца, поначалу мы думали ставить ее в театре (вместо Шаррино), но потом решили, что ей подойдет менее конвенциональная площадка.

Это опера о территории, выталкивающей автора, и о разных «вытолкнутых» Украиной и Киевом авторах. Пока в готовых фрагментах либретто много ретрофутуризма. Ставит Братков, писательница Катя Петровская читает либретто и, возможно, будет помогать с его редакцией. Возможность соединить в одном проекте Петровскую, Браткова, Коломийца и Гаджеро дорогого стоит, очень интересно, что выйдет.

Композиторская школа будет в марте. Эта школа проходит в «Пленке» – вспомните как выглядит здание и вход, дорисуйте в уме выход из метро Голосеевская, киоски….Первая заявка в Школу пришла из Беркли, вторая из Лос-Анджелеса, а третья из Милана. Это симпатичные фокусы – Беркли оплатит кому-то возможность учиться с «Ухо-ансамблем» на метро Голосеевская. Понятно, что все завязано на больших именах и авторитете учителей, которые в этом участвуют – в 2018-м кроме Джервазони это еще и Луи Наон, аргентинско-французский автор. Но все же причина не только в них, многие участники школы ориентировались на видеозаписи ансамбля – то, что мы выкладываем на plivka.tv и у себя на youtube-канале. В этом году среди десяти участников Школы будет одна украинка, Алиса Заика. Ей 16 лет, она еще школьница, ученица Аллы Загайкевич. И это, может быть, один из лучших наших планов на следующий год – дать возможность сверхталантливой украинской девочке написать сочинение для Ухо-ансамбля и затем детально разобрать его с двумя преподавателями Парижской консерватории.

Интересное