Киев счастливый

дегтярев

Мы  собрали несколько историй киевлян о счастье и успехе. Это разговор с  Владимиром Дегтяревым, как он сам представляется: «пиарщиком, коучем, любителем спорта и жизни».

В отношении тебя слово «счастье» можно употреблять в смысле карьеры и работы?

Можно.

Чем агентство Newsport, которым ты руководишь, отличается от других пиар-агентств?

Какое-то время назад я решил для себя: чтобы быть счастливым, мне (мне-кампании, мне-на-работе и мне-дома) не обязательно отличаться. Состояние счастья для меня обнаруживается не в сравнении с чем-то снаружи, оно связано только с моими внутренними ощущениями, мыслями и ожиданиями. Конкуренция для меня важна не с условным Васей Ивановым и пиар-агентством Икс-Игрек — с собой,  с улучшеной версией себя.

Внутреннее целеполагание?

Внутренние целеполагание. Внешнее не работает…. ну вот смотри, я пробежал Нью-Йоркский марафон за 3 часа 17 минут
Это хорошо или плохо?

Это нормально. Для большинства любителей это хорошо. Делает ли это меня лучшим человеком?

А счастливым?

Не сильно. Хотелось бы быстрее, в мае я пробежал за 3 часа  и 10 секунд. Этот процесс, состояние счастья — почти неуловим. Именно в тот момент когда я действительно БЫЛ счастлив — я этого не знал и не чувствовал. Это осознается спустя время, постфактум, когда что-то закончилось, что-то началось, но не в сам момент счастья . Потом ты понимаешь, что в процессе  ТОГДА — ты был счастлив.

Это понимание  спустя время вызывает сожаление?

Скорее радость и удивление: «ну надо же». К этому состоянию сложно прийти специально, договориться и решить: сейчас я буду счастливым.

Чем для тебя измеряется успех: деньги, счастье, это все?

Соответствием внутреннему целеполаганию. Если я понимаю: я поставил для себя цель, и я к ней пришел — это для меня успех. Но цель может быть в деньгах, а может быть в саморазвитии, в ощущениях и поездках. Интересно, вот что: то, что я обозначил для себя как успех, в последние полтора-два года стало производным от состояния духа. Когда я увлечен тем, чем я занимаюсь, это приносит деньги. Когда я иду за деньгами — ничего не получается. И наоборот, когда делаю то, что мне нравится — вдруг  случаются деньги, люди, проекты. И это возвращает меня к вопросу: чего я хочу на самом деле. И для меня счастье — это процесс ответа на вопрос, чего я на самом деле хочу и движение в направлении того, чего я хочу. Не туда, куда хотят окружающие, не туда, куда подсказывает здравый смысл и сложившиеся стереотипы и сценарии.

Твое агенство можно назвать успешным?

Наверное, да. У нас работают хорошие люди,  мы работаем с хорошим клиентами, мы прибыльны и делаем хорошие проекты.

Прибыльны, — это какие цифры среди пиар-агентств?

Конкретных рейтингов нет уже года два, я даже примерно не представляю средние цифры по палате. Наверняка мы входим в десятку лучших по оборотам, по ликвидности…по марже и качеству. Мы достаточно сильно себя ограничиваем в работе, не работаем с политиками и с шоу-бизнесом.

Давно решили не работать с политиками — до или после Майдана?

Давно. Как раз после Майдана стали появляться мысли о том, что (быть может) вскоре появятся партии или люди, рядом с которыми не стыдно увидеть свой логотип, и (быть может) появится возможность нормального лоббизма, нормальной работы, не в смысле заноса денег, а системной длительной работы в традиционном смысле. Поэтому — первые места по оборотам занимают те, кто работает с политиками и партиями, мы этого (пока) не делаем. Мне эта история не интересна и не комфортна.

Круг интерсов Ньюспорта  — бизнес?

Средний и большой бизнес. Украинский и международный.

Есть ли простые пункты, которые характеризуют успешное агенство? Вообще, что характеризует успешное агентство?

Люди, которые там работают, атмосфера. Атмосфера в коллективе для меня большой показатель:  разговаривают ли сотрудники друг с другом, смеются ли, вместе, над друг другом, над собой. Когда люди смеются, поют – они нормальны, они счастливы. Я видел прекрасное выступление Полунина (который великий клоун, не танцор) про счастье. Он говорил, что можно определить, счастлив ли человек, по трем признакам: если человек напевает, если человек подскакивает при ходьбе, что третье – не помню. Я вышел из офиса, думаю: попробую. И подпрыгнул. И сначала я думал: «ну что же обо мне все вокруг подумают?» Это мешало и не давало вот так, взять и подпрыгнуть. А потом раз-два – подпрыгнул. В этот момент что-то такое и правда происходит, тут мы возвращаемся к моменту ощущения счастья и успеха.

Работу пиар агентства можно назвать творческой с точки зрения бизнес-идей?

Да, и чем дальше тем больше. Более развитым становится медиа-пространство,  вместо 10 ключевых изданий появляется 15 маленьких специализированных сайтов, плюс профессиональные блоги и лидеры мнений — поневоле приходится общаться с разными людьми , придумывать новые форматы. Приходится думать, к кому прислушаются клиенты. Раньше работа была достаточно рутинной, а теперь приходится искать новые методы коммуникации.  Иногда это усложняет жизнь.

Есть ли постоянные рецепты среди усложняющихся коммуникаций?

Люди все равно общаются с людьми, общение — это неизменно.

Чем общение с тобой и твоими сотрудниками качественно лучше общения с другими?

Мне не хочется скатываться в какие-то очевидные вещи плюсов продаж и загибание пальцев. Мы выполняем свои обещания. Мы не предлагаем стандартные и скучные способы работы.

Можете забить на пресс-релизы и идти нестандартным путем?

Можем, мы достаточно часто выбираем новые стратегии. У нас рядом сидят и общаются люди, работающие с разными типами задач, и они общаются, это существенно расширяет рабочую (да и просто) палитру их возможностей. Плюс налаженная система внутреннего образования.

Если говорить об идеальном лоббизме – что потребовалось бы «Ньюзфронту», чтобы снять ограничение на этот вид деятельности?

Профессионалы, у которых есть понятная система принятия решений, программа, длинное планирование.

Интересное