Киев счастливый

возиановы

Мы  собрали несколько историй киевлян о счастье и успехе. Разговоры о счастье продолжаем с отцом и дочкой, дизайнером Федором Возиановым и основательницей компании Indposhiv Bespoke House Катериной Возиановой.

Что для вас счастье и успех. Одно и то же, или разные вещи? 

Катя: Для меня это  — вещи. С недавних пор, мне кажется, разные. Раньше успех ассоциировался со счастьем, но успех может быть и несчастьем, я сейчас это понимаю. Для меня счастье — быть вдохновленной, видеть результаты своей работы, получать удовольствие.

Счастье и работа — это не одно и то же?

Катя: Большую часть счастья я все-таки получаю на работе, здесь я провожу большую часть времени. Вообще не делю свою жизнь на «работу / не работу». Это время, которое… Время я делю, а жизнь  — не делю. Если отвечать на вопрос: в чем мое счастье, наверное, сначала я назову ребенка и семью, вторым будет  все, что касается работы. И на самом деле, там не всегда успех.

Для меня счастье — это состояние, не привязанное к результату. Счастье — это внешняя большая сильная оболочка, и за ее пределы меня тяжело вывести. Бывают моменты кризиса, бывают моменты, когда я себя чувствую не очень хорошо, но это, действительно, моменты несчастья, а в целом — счастье.

Федор: Для меня это чуть разные понятия. Для меня успех — не до конца определенная вещь. Иногда, когда я слышу или читаю о чьем-то успехе, у меня возникает вопрос, действительно ли это успех. Точнее, ощущает ли человек, о котором пишут, свое состояние как успех? Мое личное ощущение успеха — это в первую очередь возможность заниматься необходимым делом. Это главное, очень важное условие успешной жизни, потому что без этого…

Человек  просто делает то, что хочет, и это успех? Счастье?

Федор: Да, человек делает то, что хочет, и делает это… Ну, понятно, не всегда с радостью и удовольствием, но он совершенно отчетливо ощущает, что он делает именно то, что считает важным делать. С разным результатом, причем. Это может быть не всегда удачно, но в любом случае — само по себе это уже успех. А счастье… Счастье, с одной стороны, как и для Кати, для меня, наверное, большую часть жизни  — это было фоновое состояние, ощущение, состояние, где-то на заднем плане всегда присутствующая радость от того, что я родился, от того, что я есть. И оно независимо, то есть у него не было никаких причин, кроме той причины, что вот я родился и я есть.

Давайте определимся. Счастье внутри ли снаружи? 

Катя: Внутри.

Федор: Внутри.

Катя, вы только что сказали «счастье — это оболочка, которая меня защищает». 

Катя: Я не сказала, что это внешняя оболочка. Это какой-то каркас, внутренний, скорее. Ну, вот папа правильно сказал — фон, который просто присутствует. И из него меня тяжело выбить. Бывают периоды, когда я не отдаю себе отчета, но, наверное, я в них (была, бываю) несчастлива, когда я не улыбаюсь, когда я не думаю о будущем с лучезарными перспективами, когда мне просто не очень хорошо, ну там — чувствую себя плохо. А все остальное время я чувствую себя хорошо, мне приятно, я улыбаюсь не потому, что я должна улыбаться, а потому, что я искренне хочу улыбаться.

То есть, это состояние, которое дает силы жить, защищает и множит другое счастье. 

Катя: Да, наверное. Хотя для меня мое счастье — это сугубо эгоистичное состояние.

Это нормальное состояние человека, как думаете? 

Федор: Эгоистичное? Ну, мне кажется, нет другого критерия, для того чтобы проверить.

Очень трудно несчастливому человеку желать счастья всему миру. 

Катя: Мне сложно судить. У меня немного друзей, но есть такие, которые признаются в том, что они несчастливы. И они ищут ответ на вопрос, что же такое счастье и как его обрести. Мне очень сложно с ними на эту тему разговаривать.  Как объяснить человеку, что такое «слышать»? Как ты можешь объяснить, что такое «слышать», если слышишь с самого рождения?

Что же касается успеха, у меня как раз другое. Для меня успех — это прогресс относительно кого-то или относительно себя же. Мне очень тяжело дается мерить прогресс относительно себя же, потому что это меня расслабляет. А когда я измеряю прогресс относительно кого-то, это заносит меня в состояние вечного сравнения.

Федор: Я, наверное, перестал мерить категорию успеха в сравнениях с кем-то. Мне кажется, это бесполезный путь. Хотя, наверное, есть кто-то, чьи результаты и успешные действия очень-очень стимулируют. Но скорее, это не вопрос сравнения. Дело в том,  что не хочется быть таким же, но хочется не останавливаться. Успешные люди, не останавливающиеся в своем движении, привлекательны. Это очень-очень субъективное понятие — успех.

Катя: Определенно, если нужно будет выбирать, кем быть — счастливым или успешным человеком, я  выберу счастливым.

Есть люди, которые счастливы, но не успешны. И есть люди, которые, наоборот, успешны, но сами признаются, что они несчастливы. Я бы выбрала счастье, для меня критерии успешности — важная составляющая моего счастья, но не единственная.

То есть успех вас может наполнять гордостью, но не счастьем?

Катя: Да.

Вы считаете друг-друга успешными людьми?

Катя: Да.

Федор: Да.

Если бы вы конкурировали, вам было бы сложнее это говорить и общаться?

Катя.: Да.

Федор: Мне, наверное, нет.

Катя, папа повлиял на ваш выбор профессии?

Уверена, что да, потому что в какой-то момент, когда я уходила из Procter, я уходила работать с папой в профессию, в которой он работал с самого начала. И потом выбор как раз был основан на том, что я уже ушла в эту индустрию, и уходить из нее, ничего в ней не сделав, как-то было бы глупо. Ну, типа я сама себе понимаю, что я failed свой проект, да, папа повлиял.

Федор, скажите, пожалуйста, Катин бизнес успешен? 

В наших разговорах Катя несколько раз очертила мотивационные моменты, которые заставляли ее делать те или другие вещи в бизнесе. Ну, например, она сказала, что выбрала два города, которые ей нравится посещать — Лондон и Одессу, и сделала так, что в этих городах она развивает бизнес, у нее там клиенты. Мне кажется, это здорово.

Или еще одна мотивация —  чтобы люди, которые с ней работают (и это для нее очень важно) достигали каких-то целей, и личных в том числе, благодаря работе в ее команде. Время от времени разговариваю с теми, кто с Катей работает, и абсолютно четко ощущаю, что многие связывают свой личный успех с тем, что они работают в «Индпошиве». И я знаю Катино отношение к этому — это одна из, возможно, главных целей ее работы: сделать так, чтобы люди, которые работают рядом, чувствовали себя успешными.

Для меня это прекрасный критерий успеха и дела, и человека.

Катя: Для меня папин успех выражается в первую очередь в тех изделиях, в тех коллекциях, которые я вижу, которые продолжают быть абсолютно consistent с тем, что они были 10 и 20 лет назад, и это успех. Успех того, что человек выражает себя через произведения, которые им создаются.

Я вижу успех в том, что бизнес, как бы он ни рос или не сжимался,  существует, и существует во многом благодаря таланту, и харизме, и возможности творить, которая никуда не уходит.

И третье — это, наверное, то, что человек постоянно вдохновлен. Это, наверное, и послужило для меня примером того, как должен человек жить.  Для меня человек, у которого светятся глаза, является одним из критериев счастья.

Если бы у вас произошло творческое выгорание, что бы вы друг другу мотивирующего сказали?

Федор: Мне кажется, что не нужно в таких ситуациях пытаться кого-то мотивировать. Возможно, нужно рассказать о своем способе действий, как ты действуешь в тот момент, когда не ощущаешь внутри творческой энергии. Ну, в моем случае я уже давно перестал переживать по этому поводу, и когда нет энергии, я не борюсь с этим ощущением. Я просто переживаю его, как период, в котором отключили энергию, и не особо волнуюсь по этому поводу, зная по опыту, что все вернется, конечно, нельзя гарантировать, но она, скорее всего, опять появится. А волноваться об этом, по-моему, смешно.

Катя: Когда я вижу, что происходит определенное выгорание в моей команде, у меня есть два рецепта: первый — это отдохнуть,  потому что иногда работа напоминает гонку с миллионами параллельных процессов. А второе —  увлечь себя (всех) каким-то новым проектом или чем-то новым, пробудить в себе это чувство: «Вау, я хочу, я хочу это создавать! Я хочу что-то новое придумывать!».

У меня немало проектов, каждый раз, когда в ежедневной рутине у меня наступает кризис, я смотрю список из потенциальных проектов и начинаю над каким-то из них работать.

Преодоление инерции. 

Федор: Мне кажется, чрезвычайно важно для полноценной жизни — осознавать, что она во все свои моменты — удачные или неудачные — она из-за того и ощущается нами как полноценная, из-за того что мы удачи и поражения переживаем сполна. И поэтому пытаться избавиться от каких-то переживаний, мне кажется, не правильно. Наоборот, я стараюсь их пережить. Ну а пережить — это значит, понятное дело, может быть, и перестрадать, переобдумать, переосмыслить как-то. Это очень важный процесс, потому что если этого не происходит, если ты не переосмысливаешь свои собственные удачи или неудачи, жизнь — неполная.

Катя: Я хорошо помню наш первый разговор об этой дуальности, когда я была маленькая, мы обсуждали, по-моему, «Мастера и Маргариту». И мы с папой говорили про то, есть ли дьявол. И тогда он сказал: «Если есть Бог, значит, есть и дьявол». Тогда я не поняла, почему так.

федоркатя

Вы сравниваете успехи в собственном бизнесе в целом с температурой по рынку: вот, мы успешны, мы круче?

Катя: Я сравниваю.

И как, круче?

Катя: Да, в чем-то да. Во многих вещах да, по тем параметрам, которые мне интересны. К сожалению, информацию по рынку ты собираешь самостоятельно, ее нет, никто не готов открывать, сколько костюмов шьет в месяц, сколько у него клиентов, какие обороты — никто этого не делает. Поэтому по каким-то косвенным показателям я сравниваю, понимаю, что мы относительно других круче, и что у нас есть цели, мы их ставим и достигаем, а цели довольно амбициозные. С другой стороны, как у любой большой компании, большой относительно рынка, у нас есть минусы, в которых мы уже не круче.

Я прекрасно понимаю, что будучи системными, средним системным бизнесом, с продуманными процедурами, мы становимся чуть менее гибкими. И это один из моментов, которые важно отсекать. Моя задача — совместить масштабы бизнеса с гибкостью небольшой мастерской, чтобы клиент получал преимущество от того, что он шьет у нас.

Получается?

Катя: Не всегда получается, но у меня работают прекрасные люди, которые на это нацелены. И я понимаю, почему некоторые клиенты могут не прийти к нам шить костюм, потому что шьем мы его 8–10 недель, а кто-то шьет его четыре недели. И мы четко объясняем преимущества: если вам не так важны качество, посадка, опыт, прикладные материалы, если вам костюм на вечер, вряд ли вам к нам. Мы постоянно мониторим конкурентов, причем конкурентов не только в Украине — везде. То есть нам интересно, что происходит там, и мы четко выделяем вещи, над которыми нам еще нужно работать.

Федор: Когда я в бизнес-процессе, то, конечно, я сравниваю. И тут важна объективная информация, которой на самом деле действительно немного. Это цифры, объемы, это то, что мне интересно. Интересно с точки зрения анализа. А когда я в творческих процессах, то мне кажется, что тут сравнение, во-первых, сложно, а во-вторых, оно, наверное, вредит, потому что сложные критерии и как вообще оценить, кто творчески лучше? Единственным критерием тут может быть соответствие самому себе.

Может быть, это сложно объяснить, но это всегда чувствуется: делаешь ли ты то, что тебе внутренне кажется важным и правильным, или не делаешь. Это крайне важно, без этого точно нет ощущения счастья, и я думаю, что нет ощущения успеха. Вот это один из самых важных критериев для всех остальных понятий.

Чужой успех вас развивает, радует? 

Катя: Да.

Федор: Меня да.

Катя: Мммм (скептически)

Зависит?

Катя: Зависит от того… Говорю, как есть, я не завистливый человек, но чужие успехи иногда меня бесят. Особенно, если я знаю подоплеку этих успехов и понимаю, что успех немного неоправдан, незаслужен, хотя понятия «незаслуженный успех» не существует. Успех или есть, или нет. Если он незаслуженный, завтра его не будет. Время все расставляет по полкам.

Что бы вы посоветовали тем, кто хотел бы стать успешным в вашей индустрии?

Федор: Мне кажется, не стоит хотеть стать успешным, это совершенно бесполезное занятие. Я бы ничего не посоветовал тем, кто хочет стать успешным. Если у человека есть… Опять же, тут сложно давать советы, но если человек ощущает как самое важное, то что он делает — для меня это уже есть признак успеха.

Катя: Мне кажется, иногда важно выключать этот вопрос сравнения, потому что, когда ты делаешь самостоятельный бизнес и в какие-то периоды начинаешь себя сравнивать с кем-то, ты никогда не будешь в выигрыше. Ты начинаешь бизнес, а твоя подруга, там, я не знаю, айтишник в это время арендует где-то яхту. Ну, блин… Это сравнение деструктивное. В какие-то моменты нужно отключить все и просто делать то, как считаешь нужным делать.

Первое — нужно быть честными не только по отношению к себе, но и по отношению к другим. Ты не один делаешь бизнес: почти наверняка есть партнеры, и клиенты, и сотрудники. Если ты нечестный — это плохо. Второе — нужно как можно меньше оглядываться на обстоятельства, потому что можно 10 000 раз сказать, как все плохо у нас в стране, какой у нас плохой инвестиционный климат, ничего не улучшается, все ухудшается, война, каждый день все плохо: и снег пошел — катастрофа, и нет его — тоже плохо. И этот фон очень-очень сильно мешает.

Федор: Мне тоже кажется, что вопрос негативного фона — это тот вопрос, который не решается повышением благосостояния или увеличением ВВП, во многом он решается внутри, отношением людей к тому, чем они занимаются, или отношением людей к другим людям вокруг. Этот фон может быть гораздо лучшим и люди могут ощущать себя гораздо более счастливыми, ничего принципиально даже не меняя по сравнению с тем, что есть сейчас, а изменив только отношение к себе, к тому, чем занимаются, и к человеку, который рядом.

Интересное