Бизнес-ланчи с ресторатором

lanchi11

Что вы едите в обеденный перерыв? Суп в столовой, еду из дома? InKyiv изучает обеденный город, и рассказывает где можно поесть быстро, вкусно и недорого. Куда дойти от работы за пять минут, и где лучше обедать одному, а где – провести деловую встречу? Наш новый (одиннадцатый уже)  маршрут злободневный, он называется Je suis «Ярослава».

Мы встречаемся на Львовской площади и идем вниз по Ярвалу и Прорезной, на этих двух улицах чаще прочих назначают встречи, чаще всего деловые, но и просто, столкнуться с кем-то на Крещатике трудно, тут — проще простого. 

Первое место, в котором кормят (недорого, быстро, вполне нормально, это мы говорим как мамы) — кафе при Университете театра и кино имени Карпенко-Карого. Подвал, запах гречки (не худший) — подносы, витрина. Гречка, блинчики, мясо, салаты, первое-второе-компот (средний чек около 60 гривен, 100 гривен — потолок). 

первоекафе

Потом идут Бистрономия Chang  и  «Чичико»— оба без бизнес-ланчей, в «Чанге» накормят  быстрее. Оба оставляют приятное впечатление (ИнКиев писал о них,  некоторые заведения, открывшись в прошлом году, успели измениться, —  к лучшему, и к худшему, или закрыться, эти оба — ок), официантам последнего (по пути следования) мы мысленно сделали замечание. «Знаешь,  — сказала Галя спокойно — у меня официант, который прощаясь с посетителями, добавил: «спасибо за то, что выпили у нас чай» — был уволен в тот же день. Посетителям в ресторане должны быть рады, и точка. За то, что вошли, вне зависимости от того, сделали заказ или нет, и того, что заказали». 

30656490_991207107696342_4064534230326050816_n

Мы заглядываем во все арки (а вдруг внутри ресторан), доходим до пересечения с улицей Гончара. С этого места и вниз начинается хлебная улица. Boulangerie — это место два в одном: булочная  (просто купить хлеб, круассаны, булочки) и кафе. С понятной едой — суп, салат, сэндвич. Бизнес-ланч быстр, стоит 75 гривен, а значит вполне конкурент даже студенческому кафе. В обед тут людно.

буланжери

Напротив «Буланжери» — Tartine. В лавочке на входе объявление о том, что Tartine объединился в «Кифлыком» (и это круто), мы просим меню, видим бизнес-ланч, заказываем. 

— Это одна из открыточных улиц города, она играет важную гастрономическую роль просто потому что вот  — «Рэдиссон», вот — Золотые ворота, развернуть карту, понять куда двигаться. 

— Она играет важную гастрономическую роль потому, что тут много посольств, их сотрудники любят селиться рядом с работой. Иностранцы любят старый город, он отчасти напоминает им дом. И они мало едят дома, так привыкли. Поэтому в этом районе для ресторанов важно не количество людей, а их качество. Есть районы многоэтажек, огромных офисных зданий, жители этих районов не тратят так много денег на питание вне дома, как тратят их в этом районе. И он изначально был хлебный. 

— Галя, давай поговорим о «Ярославе», у каждого есть список любимых пирожков из нее.

— Но входишь — очередь и стойкий запах борща. 

— Люди голосуют ногами (потому что цены) и потому что вкусно, и стоят в очереди, игнорируя запах. И не взирая на (иногда) безыскусно-хамоватый сервис. Но, когда в фейсбуке появилась весть о закрытии, все прочитали все что могли — о многолетней истории с 1947 года (еще 30 лет и стукнет сто лет!), о булочках с корицей, о том, что чьи-то мамы уже любили «Ярославу». А что известно (сказано) по делу? Кто закрывает? Кто владелец?

— Я читала, что владелец —  Трудовой коллектив. 

— Если коллектив ее выкупил, и здание в его собственности — кто инициатор наезда? Кому нужно помещение?

— (тут мы пожимаем плечами). А вы знаете? Хорошо поговорить о ностальгии, а по делу?

— Хочу заметить, — говорит Галя, —  я не киевлянка, специальных теплых чувств у меня по поводу пирожков нет. Факт чужой ностальгии я просто приняла к сведению.  Я попробовала перепичку (тут без комментариев),  а «Ярослава» меня удивила. Объясню: в какой-то момент я заинтересовалась темой хлебобулочных изделий — пирожков и булочек. Стали открываться «Тети Клары», мне было интересно, я стала заходить и пробовать  булочки из «Буланжери», булочки в Le Silpo (очень вкусные, кстати, булочки), пирожки в «Тете Кларе»… Словом, у меня все началось с исследования «Пирожки для персонала» — я приготовила, они получились очень вкусные, с руками можно съесть. Я написала пост в фейсбуке о том, что надо открывать пирожковую. С этого и начались мои пирожковые дегустации. Я зашла в «Ярославу», и купила три пирожка. Купила, и забыла. Вспомнила о них на следующий день, я перепробовала массу вариантов пирожков, и понимала, что пирожок на следующий день — это уже несъедобно. Я развернула пакет, попробовала. Я их съела! На следующий день они были офигенно вкусными. 

Нам приносят крем-суп из шпината. Отличный, внятный, свежий, плотный вкус. Порции большие, мы пилим бизнес-ланч на двоих, и это здорово, потому что этот рассчитан на взрослого мужчину, которого обычно трудно накормить. Но одним этим супом — можно.

тартин

Мы едим, размышляем, что у нас дальше. И потом нам приносят второе — это хорошая  паста с овощами и сыром. 

30697887_991209267696126_2082696226708389888_n

Компот заслуживает высших оценок, это  не разбавленное водичкой варенье — он как у бабушки, которая любит внуков. 

поль

Мы переходим дорогу в Paul — и пытаемся выяснить, почему, в какой момент есть в нем стало неинтересно. Входим, изучаем витрину, читаем меню — и выходим в булочную напротив, на всякий случай. Она не анонсирует бизнес-ланчи, а вдруг они есть.

30716119_991209454362774_1029834824304558080_n

В витрине  сэндвичи, мы фотографируем те, которые могут стать частью обеда. Нам строго говорят: «Фотографировать запрещено!» «Почему?»  — как-то не слишком всерьез удивляемся мы. Девушка не объясняет причину, но зовет юношу, видимо для убедительности и наглядности запрета. Юноша ссылается на администрацию, и тоже как-то невнятно. Мы выходим, и обещаем никогда сюда не возвращаться. Галя особенно:  «это —  яркий пример, когда персонал портит все».  

Мы встречаем знакомого, раскланиваемся с ним, на вопрос что тут (на пороге булочной) делаем, отвечаем: едим. «Понимаешь, мы тут обедаем, — объясняет Галя, —  а где обедаешь тут ты?

— Ну «Поль» — это так, на троечку. Когда я один, и мне не надо «производить впечатления», я могу пообедать в «Буланжери», у меня есть любимый столик у окна. Ну, или можно зайти в «Чанг» — не чудо-чудо, но и не ужасный ужас. Нормальный (и быстрый) фо. Следующие рекомендации выходили за рамки маршрута (кофейня на Сечевых стрельцов). Мы прощаемся, и переходим в «Ярославу». Очередь, запах, — вечные ценности и визитная карточка.

ярослава

Спускаемся в нижний зал и изучаем меню. И доспехи. Цены говорят о том, что тут оазис годов, наверное, 70-х. Доспехи (видимо) — о том, что тут дышит история. Тут фотографировать нам тоже запрещают, но зато объясняют почему. «Тут авторский дизайн, владельцы (кто вы?) — запрещают, чтобы его не позаимствовали». 

IMG_5657

Мы стараемся не ржать. Хохочем уже наверху, Галя обещает передать Денису Беленко как надо относиться к авторскому праву. А то что же это, все ходят и фотографируют! Сколько хотят! 

30707257_991210617695991_6748166127718760448_n

Дальше пешеходный переход — «Iдальня (пиццерия) buona sera», аптека, Honey. В «Ханни» все-таки лучше есть пирожные, если все же надо пообедать — советуем сэндвич. Он бюджетен и съедобен. Рядом кафе Мирра.

мирра

В нем быстрая еда to go. Салатики, сэндвичи, супы. Немного запотевшая витрина, немного более демократично (чем требуется), немого больше похоже на салон красоты (чем кафе). Переходим дорогу — и застываем у вывески с меню ресторана (кафе?) «Мон Шер». Название — понятное. Меню не слишком. Ливанская и узбекская (?) кухня. Бизнес-ланч, впрочем, есть. 

мон шер

Мы идем дальше — по левой стороне улицы, во дворе театра «Сузирье» будет  Taphouse By Collider  (нет обедов), по правой — бар Малевич (вино и закуски) и новенькое кафе-бар «Дефицит».  В «Дефиците» даже и вкусно кормят. Но неинтересно. Тут продают ностальгию (все как раньше, в те самые времена, когда ничего не было), но нам ее не продали. Закуски и салат — принесут быстро. Суп и горячие блюда надо будет подождать, минут 20. 

30051741_831071260427550_6711019955706354737_o

Потом Кенасса, потом мы обходим те места, о которых уже писали, разглядываем закрывшееся кафе с органической едой напротив Золотых ворот. Как можно есть там, где продают кремы, тоже органические? Теперь тут, кажется, будет что-то кондитерское. Пересекаем Владимирскую, покидаем Большую Подвальную и идем по Прорезной. Слева паб «Сундук», справа — кафе в подвале «Метла», совершенно пустая Cantina, и еще один паб, «Троллейбус». А — и еще кальянная Stoner Bar. Вы можете есть, там где курят кальян? Там тоже никто не ест.

Мы проходим кассы Молодого театра, вспоминаем про билеты (каждая свое: я — о том, что надо купить билеты на «Серпень: Графство Осейдж». Галя  — о спектакле «Маруся Чурай» по Лине Костенко, в смысле — не просрочены ли уже купленные билеты? Ниже будет арка и ресторан «Толстый и тонкий», который прервет эти прекрасные мысли. 

Вы помните 1990-е? Лучше не так, вы помните саундтрек Морриконе к фильму «Хороший, плохой, злой»?  — он тут не просто уместен. Звенит в воздухе, без спроса.

Это место, входная группа которого заставляет вас подумать многое, но сначала слово «ого». Есть бедные кафе разновидность-шалман. Есть богатые. «Толстый и тонкий» — разновидность номер два. Входим (у нас же исследование, да), нас встречает пять человек — безрадостная (печальная) девушка-хостес, два охранника (один в предбаннике), гардеробщик (такой, как в шпионском триллере) и дедушка  (как и полагается  — такой, как в кино про мафию). Пока девушка предлагает оставить верхнюю одежду, замечаем на на ее столе красивый серебристый муляж книжки Хемингуэя. Допустим, я — условный посетитель, и я думаю следующее:  что-то не хочется отдавать верхнюю одежду. А что будет, если открыть книжку? И черт возьми, не надо на меня так смотреть: на мне ботинки L’Autre Chose и рюкзак  Александр Вэнг, я могу себе позволить обед в вашем ресторане.  Вопрос: а что все-таки внутри книжки? — остается без ответа. Мы даже не фотографируем меню, которое все же просим, и читаем долго.

— Почему-то в дорогих ресторанах иногда случается сбой, персонал начинает задаваться, — говорит Галя. У официантов появляется апломб, на лбу читается — «какие мы крутые». Это все, персонал живет в клипе про Dolce & Gabbana. При этом не обязательно владельцы просят транслировать именно это. 

Ниже будут корчма «Тарас Бульба». У меня был такой по дороге на работу, в Москве. Потом — закрывшаяся Kartata Potata. Потом — Druzi cafe, которое почему-то любят студенты, в котором нужно долго ждать заказ, и которое, в общем-то, не про еду. Крещатик, другая сторона дороги, возвращаемся. Поднимаясь к Владимирской, мы заходим в «Хмільний князь». Да — это пивной ресторан, но сто лет назад Василий Микулин говорил мне, что очень неплохой. Считайте это гештальтом. 

князь

Ресторан и правда, хорош. И  с обедами в нем все на удивление нормально. И с бизнес-ланчами красиво. В общем, пройдя сверху до низу, мы выбрали бы два места: Tartine и Хмільний князь». Ну и «Пантюшу», но он был в другом маршруте. 

Интересное