Матвей Вайсберг: Школа

1ф
Если говорить всерьез о нашем поколении — о тех, кто учился в 70-е и начал работать и выставляться в 80–90-е, по большому счету, мы — поколение РХСШ. Это очень заметно, это вычисляется на раз. РХСШ — наша бурса, место, с которого все начиналось.
Читать далее

Сорочка будет…белой

Processed with MOLDIV

Мы вышли на старт с четырьмя моделями рубашек. Как в классической лин стартап-модели у нас небольшая команда: на небольшом производстве мы тестируем модели, у нас есть стилист, со стилистом мы встречаемся с женщиной, для которой придумывается и разрабатывается модель, стилист отрисовывает сорочку, передает конструктору, конструктор сорочку строит и отшивает с лаборантом, далее все тиражируется по размерам и передается на производство. На сегодня у нас гибкая команда, которая знает все стадии, за которые отвечает и сроки для включения в работу.

Читать далее

Для своих

cвои

Летом 2014 года открытые площадки Киева были захвачены фестивалями, барахолками, и пикниками, на которых, кроме всего прочего, продавали одежду местных марок. С ростом популярности на все украинское этот формат продолжил развиваться зимой, переехав под крыши. Часть фестивалей растеряла прежний пыл, часть – выросла в нечто большее, выработала формат и живет согласно строгому расписанию. Маркет «Все. Свои» – работает на Десятинной, 12, возле Исторического музея.  Я встретилась и поговорила с девушкой, которая все это придумала.

Читать далее

Матвей Вайсберг: БЖ-арт и Андреевский

vais

Как я попал в БЖ-арт
У меня была мастерская в подвале на ул. Толстого, там случались сплошные негаразды: я много болел, потом подвал залило фекальными водами, в общем, я понял, что это конец. На БЖ у меня были друзья, я спросил своего одноклассника Мишу Шаповаленко, который был одним из отцов-основателей БЖ-арта, – можно ли там что-то найти? И он мне сказал, что есть комната, когда-то она горела, ее заливали чуть ли не тонной воды, там было сыро и жутковато.

Читать далее