Бытовой спецназ

сальников

«Отдел» — первый роман, узнали и полюбили Сальникова за «Петровых в гриппе», который был написан позже, но вышел, бумажной книгой, раньше. «Отдел» Сальникова сравнивают и с его же «Петровыми». Но и  с Пелевиным, и с «Людьми в черном».

Читать далее

Франческоманія

бату

Героїня книжки – сицилійка Франческа, її щоденні пригоди Дорж Бату (Андрій Васильєв) спочатку описував у своєму блозі, а потім в книзі, яка стала однією з найпопулярніших видань весни (і Книжкового Арсеналу) «Франческа. Повелителька траєкторій».

Читать далее

«Явление себя — себе»

бунар

Я читала «Бунар» по дороге на Книжный Арсенал и обратно, и все время проезжала свою станцию. Обнаружив себя в очередной раз на Шулявской вместо Университета, я позвонила Илоне Сильваши, сделавшей иллюстрации к книге стихов Катерины Калитко, и попросила поговорить со мной о ее работе над книгой. Это удивительно гармоничный сборник, его иллюстрации — замечательная художественная работа, о текстах мы будем говорить отдельно.

Читать далее

«Мы знаем какова скорость света, но до сих пор не узнали скорость тьмы»

ергович

Литературная звезда восточной Европы, представитель двух литератур — боснийской и хорватской, главный писатель постюгославского пространства, Миленко Ергович пережил Боснийскую войну 1992-1995 годов и рассказывает о последствиях Балканских войн через истории обычных людей.

Читать далее

«Не надо поддаваться страху»

венцлова

Литовский поэт и диссидент Томас Венцлова, друг Иосифа Бродского и Чеслава Милоша, приехал на Книжный Арсенал представить свою новую книгу «Магнітна північ» — цикл автобиографических разговоров (по-польски — vyv’yadzheka) с американским поэтом  Элен Хинси, вышедшую в издательстве «Дух и литера». 

Читать далее

«Мой единственный диплом – диплом водителя скорой помощи»

шалев

Умный взгляд, круглые очки. Меир Шалев — самый знаменитый израильский писатель. Его романы стали бестселлерами, их перевели практически на все европейские языки, плюс китайский и японский.

Читать далее

400 пьяных кроликов

пить

Эта книга в какой-то момент может показаться  «апологией пьянства», – по крайней мере, автор ее, вслед за одним из своих героев, философом Уильямом Джеймсом, если и не говорит «Пьянству – да», то признает:  пьянство заставляет человека говорить «да», когда он готов сказать «нет», и это, скорее, во благо, нежели – во зло.

Читать далее