Ученый широкого профиля

1

Доктор Владимир Бец в лекционном курсе старшего научного сотрудника Национального музея медицины Дмитрия Назаренко.

Гениальный украинский ученый Владимир Алексеевич Бец сегодня, к сожалению, известен не в тех масштабах, которые заслуживает.

Он известен своими открытиями в области строения коры головного мозга, цитоархитектоники, это уникальная работа. Около девяти тысяч препаратов человеческого мозга изготовлено им собственноручно, на изучении этих препаратов были основаны его открытия.

Владимир Бец происходил из давнего украинского казацкого рода, родился в 1834 году, в Черниговской губернии.

Был учеником профессора Вальтера и его наследником по кафедре и руководству анатомическим театром, в стенах которого мы сейчас говорим. Здесь анатомический театр находился с 1853 года до 20-х годов ХХ века. Кстати, обогащение коллекции музея – это огромная заслуга Беца, позже мы вернемся к этому.

Владимир Бец –  выпускник второй киевской гимназии, в которой кстати начинал учиться и Михаил Булгаков, это здание недалеко от нас, на бульваре Шевченко, напротив больницы. Он закончил медицинский факультет университета Св. Владимира, кстати был своекоштным студентом, учился за свой счет. Его способности были замечены профессором Вальтером; по окончании университета Бец на свои средства едет за границу – продолжать обучение, проводит работы в лабораториях физиолога Эрнста Брюкке, физика-теоретика Карла Людвига – в Вене, химика Роберта Бунзена в Гейдельберге, слушает лекции анатома Альберта фон Келликера в Вюрцбурге, физика Густава Кирхгофа, физика и врача Германа Гельмгольца в Гейдельбергском университете. Можно сказать, что его научная подготовка и ее усовершенствование позволили ему глобально решать задачи морфологии и анатомии человека.

Его диссертация о механизме кровообращения в печени, которую он защищает в 1863 году была новаторской: для изучения кровообращения он применяет знание законов гидравлики, блестящую экспериментальную технику. В 29 лет он получает степень доктора медицины, и работу на кафедре анатомии. Пишет научную работу по микроскопическому строению надпочечников в 1864 году, это одна из первых работ в этой области, в которой описывает хромаффинную реакцию надпочечников, которая кстати была им открыта на год раньше  Гендле.

Ну и – преподавательская работа. После профессора Вальтера он становится заведующим кафедрой анатомии. Его лекции пользовались огромным успехом и популярностью у студентов. Отличались богатым, колоритным изложением, он использовал в них свои обширные знания истории, художественной литературы. Бец интересовался историей, смотрел на историю и развитие общества как ученый – глобально, глубоко. Его лекции  характеризует отличный литературный слог, логика, многогранность подхода.

Помимо цитоархитектоники головного мозга, клеточного строения коры головного мозга, Бец открывает пирамидные клетки в пятом слое коры головного мозга – знаменитые пирамидные гигантские клетки Беца. Он создает фундамент для дальнейшего изучения высшей нервной деятельности человека. Обосновывает представление о двух центрах мозга – центре движения и центре чувствительности. Он исследует также клетки центра чувствительности – клетки Мейнерта-Беца.

Сегодня принцип строения двигательного участка коры головного мозга относят к открытиям  Вернона Маунткасла или Лоренте де Но, это 40-60-е годы прошлого века, у нас есть все основания возражать: приоритет в этой области принадлежит нашему Владимиру Бецу, он опередил их почти на целое столетие.

Его открытия чрезвычайно важны для клинической медицины. Так, Бец установил, что пирамидные клетки так называемого Аммонова рога располагаются одна напротив другой, напоминая клубок. Благодаря этой особенности строения данная зона мозга, по мнению неврологов, является наиболее эпилептогенной. Пирамидным клеткам Аммонова рога принадлежит значительная роль в сохранении памяти и развитии  ее нарушений.

Бецем разработаны уникальные методики консервации препаратов для подготовки к лабораторным исследованиям. Мозговое вещество для исследования нужно было соответствующим образом обработать, этому только учились. Бец использовал для окраски препаратов краситель кармин, добывавшийся из кошенили. Разработал метод уплотнения мозговой ткани раствором йода и эфира. Ткань становилась плотной и ученый мог на сконструированном им самим аппарате «Микротом» делать срезы толщиной 1/12 -1/20 миллиметра. Но предварительно с полушарий снимались гипсовые слепки, чтобы в дальнейшем изучать соотношение особенностей строения поверхности мозга с его микроскопической структурой. Эта технология позволяла детально исследовать строение разных отделов головного мозга. Препараты Беца демонстрировались на международных и всероссийских выставках, получали награды и медали. На всемирной выставке в Вене  в 1873 году он получил диплом и золотую медаль – высшую награду.  Говорят, профессор Бенедикт соблазнял его предложением продать коллекцию  за 7000 гульденов, когда Бец отказался, ему предложили купить коллекцию за вес золота, равный весу его препаратов. Он отказался, как отказался и от издания «Анатомического Атласа» за средства Немецкой академии наук. Патриотизм сыграл с ним злую шутку – если бы «Атлас» был издан с его именем за границей, он получил бы мировую известность и признание раньше. Разумеется, Бец был известен, его издавали европейские научные журналы, он прекрасно писал на немецком.

Этот «Атлас» он мечтал издать здесь, в Украине. В нашем анатомическом театре была устроена фотолаборатория. В Вене Бец изучил фотопечатное дело, первая фотопечатная мастерская начала печатать «Атлас», до сих пор непонятно, почему этот проект не состоялся. Есть два образца «Атласа» Беца – один хранится на кафедре анатомии нашего Медицинского  университета, а второй- в Институте рукописи Академии наук Украины имени академика В.И.Вернадского, я держал его в руках, он хранит карандашные пометки Беца на полях. Он поражает качеством печати, он должен был стать впечатляющим научным изданием.

Бец был всесторонним исследователем – после изучения нервной системы человека,  он переходит к исследованию скелета человека. Его работы: исследование «Черепные швы» в соавторстве с доктором А.Л.Равой в 1879 году вышло в «Университетских известиях» и «Морфология остеогенеза», отдельная монография, 1887 год – не потеряли своей актуальности в наши дни. «Морфология остеогенеза» будет познавательна и полезна  не только анатому, но и травматологу, ортопеду, хирургу, морфологу, а также археологу и антропологу. Обнаруживая останки в древних захоронениях можно, сверяясь с таблицами Беца, определить их половую принадлежность, возраст….

Согласно описи анатомического театра Бецем переданы в музей:  8 941 препарат поперечных срезов головного и спинного мозга, 108 гипсовых слепков полушарий головного мозга, антропологическая коллекция 149 черепов. Бец был библиофилом, 292 наименования уникальных книг были переданы им в библиотеку музея.

Владимир Бец никогда не разделял науку и практику. Он был консультирующим врачом Кирилловской психиатрической больницы, наблюдал и лечил пациентов. Работал он и в Первой киевской амбулатории, основанной Никанором Адамовичем Хржонщевским, в ней он занимался лечением заболеваний мочеполовой системы – многогранная деятельность, согласитесь. Известно, что он был лечащим врачом украинского писателя Анатолия Свидницкого, последний сам упоминает об этом.

С 1875 года Владимир Бец возглавлял медицинскую службу Юго-Западной железной дороги. Бец проявил себя в этой должности не только как блестящий врач, но и как отличный администратор. После эпидемии холеры в 1892 году «по свежим следам» вышла брошюра «Очерк мероприятий в эпидемию холеры на линии Юго-Западных железных дорог», написанная Бецем. Он пишет, что на линии зафиксировали только 101 случай заболевания, из них летальных 42. Такие низкие показатели впечатляют. Это – результат правильно организованной деятельности санитарных служб, это высоко квалифицированная работа врачей, в том числе врачей-консультантов,  это, безусловно, личная заслуга Беца. Он предложил свои методы обеззараживания мест общего пользования, обеспечения рабочих и служащих питьевой водой; даже при окраске вагонов рекомендовал избегать черного цвета, чтобы не нагнетать негативную атмосферу во время эпидемии.

Еще Владимир Алексеевич Бец был гласным Киевской Городской Думы и участвовал в общественной жизни города. В своих выступлениях на заседаниях Думы он поднимал вопросы, касавшиеся борьбы с эпидемиями, обеспечения населения питьевой водой и контроля ее качества, работы санитарной комиссии. Участвовал в инспекции медицинских учреждений города.

Рассказ  о Владимире Алексеевиче был бы неполным, если мы не вспомним о его уникальном издательском проекте – книге «Исторические деятели Юго-Западной России». Это биографические очерки гетманов и других выдающихся деятелей Украины с их портретами и снимками почерка. Книга вышла двумя изданиями – в 1883 и 1885 гг. В ее составлении принимали участие: известный историк и археолог Владимир Антонович – врач по первому образованию; меценат Василий Тарновский. Название «Украина» в то время было запрещено. Клише для иллюстраций были изготовлены Бецом, сами иллюстрации им же напечатаны. Благодаря этому изданию мы знаем как выглядели наши великие предки, оригиналы многих портретов не сохранились. Проект, анонсированный Бецом в предисловии к книге, представлялся масштабным, но как и в случае с «Атласом головного мозга», не был реализован в том виде, каким задумывался.

Умер Владимир Бец умер 12 октября 1894 года, похоронен в Выдубицком монастыре.

Почему именно в Выдубицком? Он был его прихожанином, там были похоронены представители известных старшинских казацких семей. А Бец был выходцем из казацкого рода, связанного родственными узами со многими из них, и, возможно, в выборе места  упокоения сыграл роль этот момент.

Первоначальное надгробие (плита) не сохранилось. В 1950 году, когда монастырь был уже давно закрыт, а кладбище заброшено, решено было расчистить территорию. Предполагалось сохранить лишь отдельные могилы заслуженных личностей. На запрос о целесообразности сохранения могилы Беца, отправленный в университет, был получен ответ: «особых заслуг перед наукой Владимир Алексеевич Бец не имел».  Это поразительно, это шокирует  до сих пор. Могильная плита, где кстати, было имя супруги Беца, Дарьи Павловны (урожденной Штрамм), умершей намного позже супруга, в 1917 году, исчезла. Это вызвало протест научной общественности города, и в 1970 году надгробие было восстановлено, без имени супруги, к сожалению.

Сегодня в Киеве и в Украине память о Владимире Беце (за исключением уголка в краеведческом музее г. Остер, где он родился) увековечена только в Национальном музее медицины Украины. На фасаде мемориальная доска с именем ученого, и в самом музее есть посвященная ученому экспозиция. Его имя заслуживает увековечения хотя бы на карте Киева и Чернигова, он – гордость Украины, ученый мирового уровня.

Киевские адреса:

Киевский университет – ул. Владимирская, 60

Киевская Кирилловская больница (Психиатрическая больница им. акад. И. П. Павлова) – ул. Фрунзе, 103

Анатомический театр Киевского университета Св. Владимира – ул. Богдана Хмельницкого, 37

Сохранился дом, который построил Бец, в котором он жил до своей смерти, на улице Гимназической, теперь Леонтовича, 7, справа от Владимирского собора, рядом с Институтом биохимии имени Палладина, памятной мемориальной доски на этом доме нет.

Интересное