О войне Сталина с Украиной

голодомор

10 октября вышла книга американского историка и журналистки Энн Эпплбаум «Красный голод. Война Сталина с Украиной», Red Famine. Stalin’s War on Ukraine.

Эпплбаум приходит к выводу об умышленном истреблении значительной части украинского народа  и возлагает вину за Голодомор на Иосифа Сталина. И считает, что понятие «Геноцид» вполне применимо к Голодомору.

Автор «Красного голода» называет цифры, важные:  3,9 миллиона умерших. Из них 3,5 миллиона пришлись на села, 400 тысяч – на города. 90 процентов из общего числа умерли от голода в 1933 году. Население Украины в 1931 году составляло 31 миллион человек. В то время средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении для украинских городских мужчин составляла 40–46 лет, для женщин – 47–52 года. После Голодомора средняя ожидаемая продолжительность жизни в Украине составляла 30 лет для мужчин и 40 лет для женщин. При этом следует помнить про огромную детскую смертность.

«Голодомор был намеренно вызван Сталиным. Начало 1932 года ознаменовалось в Советском Союзе повсеместным голодом, вызванным последствиями насильственной коллективизации и преступной и некомпетентной политикой партии в области сельского хозяйства. Осенью 1932 года Сталин решил использовать кризис сельского хозяйства для расправы с национальным движением в Украине и упрочения своей диктатуры. И, как я показываю в своей книге, он предпринял ряд мер, направленных на возникновение Голодомора именно в Украине: начал тотальную реквизицию у крестьян продовольствия, создал вооруженные заслоны на границе с Украиной и вокруг ее голодающих регионов, чтобы предотвратить проникновение голодающих крестьян в города, в более благополучные регионы и затруднить оказание помощи голодающим. Это сопровождалось жестокими репрессиями не только против крестьянства, но и против украинской национальной интеллигенции. Все это было направлено на то, чтобы истребить в Украине как можно больше людей. Украинская компартия прекрасно понимала это намерение советского руководства и делала все, чтобы спровоцировать голод».

Anne Applebaum. Red Famine: Stalin’s War on Ukraine. Penguin, 2017

27 октября InKyiv организует  презентацию книги  «Русско-украинский исторический разговорник. Опыты общей истории» , и сейчас мы публикуем отрывок из сборника  –  в качестве «диалога» с книгой лауреата Пулитцеровской премии, и для того, чтобы читатели понимали, о чем на презентации пойдет речь.

«Иосиф Сталин. Отец всех народов или свирепый отчим Украины»

Чудовищный голод — результат тяжелого выбора сталинской группы: либо — сколько-нибудь успешное завершение индустриального рывка, либо нехватка ресурсов и полный экономический распад, гигантская «незавершенка», памятник бессмысленному распылению труда. И конечно, крах Сталина. Для того чтобы закончить рывок, достроить хоть что-то, коммунистическому руководству страны нужны были еще ресурсы, и оно безжалостно забрало их у крестьян. На фоне «величия задач социалистического строительства» судьбы крестьян не интересовали ни верховного руководителя, ни местных исполнителей, перегибавших палку еще сильнее, чтобы быть на хорошем счету у «хозяина».

Гибель даже одного человека — это трагедия. И хотя факты массовой смертности от голода нередко встречаются на страницах мировой истории, то, что произошло в 1932–1933 годах, воспринимается как беспрецедентный феномен.

Количественные данные умерших от голода в историографии существенно различаются — от 2 до 12 миллионов человек в СССР, в том числе в Украине — от 1,5 до 5 миллионов. Такие гигантские потери населения в мирное время стали общей трагедией народов бывшего СССР. Огромный удельный вес гибели граждан Украины в массе пострадавших не является доказательством «запрограммированной, спланированной антиукраинской акции», сознательным «геноцидом украинском нации», зверски осуществленного «террора голодом».

Признавая и факт голода 1932–1933 годов и его огромные масштабы и чудовищные последствия, следует отметить, что трагедия произошла как следствие действий руководства СССР (Сталина и его ближайшего окружения — Молотова, Кагановича и др.), а также УССР (Косиора, Чубаря, Хатаевича и др.), направленных на масштабную реорганизацию сельского хозяйства, имевшую комплексную цель: мобилизация ресурсов сельского хозяйства для обеспечения потребностей социалистической модернизации, ликвидация традиционного сельского уклада как экономически непродуктивного и социально враждебного, превращение села в «социалистическую фабрику» и, соответственно, преодоление сопротивления крестьянства этой политике. Такие действия привели к масштабной дезорганизации аграрного сектора экономики, они сопровождались крайними проявлениями насилия относительно сельского населения. К этому присовокупились неблагоприятные погодные условия, намеренное обострение социального конфликта на селе и некомпетентность партийных и государственных функционеров.

Голод 1932–1933 годов разразился на фоне международных процессов, усиливавшегося противостояния СССР и капиталистического мира, практически неотвратимого в будущем широкомасштабного военного столкновения. Это требовало от советского руководства поиска ответных решений, прежде всего неизбежного повышения уровня обороноспособности для отражения вероятной агрессии и ведения большой войны, что, в свою очередь, потребовало значительных валютных средств, которые могли дать только экспортные поставки, в частности украинского сырья. Причем на Украину, как традиционно главный производитель товарного зерна, возлагались особые надежды, выдвигались необоснованные требования и делались попытки их беспрекословного, жесткого, во что бы то ни стало, исполнения.

Вызвав непредвиденный кризис и масштабные бедствия, Сталин и его окружение оказались неспособными преодолеть негативные тенденции и процессы, хотя и предпринимали попытки в этом направлении. В 1933 году был снижен уровень планов заготовки и направлено в Украину 200 тысяч тонн продовольственного зерна, в том числе и посевного материала. Только с 7 февраля до 20 июля 1933 года было принято 35 постановлений Политбюро ЦК ВКП(б) и декретов СНК СССР о выдаче продовольственного зерна голодающим регионам. Совокупный объем помощи составил 320 тысяч тонн зерновых культур. При этом в Украину и Кубань, особенно сильно пораженные голодом, было направлено 264,7 тысячи тонн, тогда как во все остальные, вместе взятые, регионы СССР — 55,3 тысячи. Конечно, предпринятых мер оказалось явно недостаточно, они не смогли существенно повлиять на масштабы беды.

Параллельно руководством страны делались и другие организационно-политические и экономические выводы. В частности, уже в январе 1933 года было решено перейти от практики хлебозаготовок к фиксированным государственным закупкам зерна на налоговой основе.

В 1933 году в УССР было засеяно зерновыми культурами на 2 млн гектаров площадей больше, чем в предыдущем году. Вместе с другими факторами (увеличение поставок техники, налаживание колхозного строительства, повышение уровня агрокультуры, благоприятные климатические условия) это обеспечило рост объема урожая на 70 %. И даже при условии отправки 26 % годичного валового сбора зерна в счет государственных заготовок на селе осталось такое количество хлеба, которое дало возможность надежно, гарантированно преодолеть массовый голод.

В начале 1933 года Сталин решил объявить об окончании рывка в светлое будущее и о переходе к более планомерной, ритмичной работе. Выступая на пленуме ЦК и ЦКК 7 января 1933 года, он заявил, что пятилетка выполнена досрочно за четыре года и четыре месяца и что «в результате успешного проведения пятилетки мы уже выполнили в основном ее главную задачу — подведение базы новой современной техники под промышленность, транспорт, сельское хозяйство. Стоит ли после этого подхлестывать и подгонять страну? Ясно, что нет в этом теперь необходимости».

Фактические итоги «досрочно выполненной» пятилетки были гораздо скромнее сталинских замыслов 1930 года. Оптимальный план 1929 года был выполнен по производству нефти и газа, торфа, паровозов, сельхозмашин. По производству электроэнергии, чугуна, стали, проката, добычи угля, железной руды не был выполнен даже отправной план 1929 года. Производство тракторов только-только дотянуло до него. К планам 1930 года не удалось даже приблизиться. «Спецы» оказались правы в оценках реальных возможностей роста. Но только, вопреки оптимизму правых коммунистов, выяснилось, что для достижения этих результатов в реальных условиях 1929–1933 годов были необходимы гораздо большие ресурсы.

То, что заложила Первая пятилетка, доделывали во время Второй. Но без Первой Вторая была бы невозможна. Разумеется, отечественная промышленность возникла не во время Первой пятилетки. Промышленное развитие началось еще при царе. Но во время двух первых пятилеток модернизация действительно продвинулась вперед в области энергетики, металлургии, машиностроения, автомобилеи авиастроения, электротехники. Большое значение в условиях 1930-х годов имело создание современного военно-промышленного комплекса. В годы первых пятилеток были построены такие гиганты промышленности Украины, как Днепрогэс, Криворожсталь, Азовсталь, Запорожсталь, Харьковский тракторный завод, Краматорский завод тяжелого машиностроения.

Можно ли было добиться создания новой индустриальной базы без таких жертв? Задним числом можно все подсчитать, оценить. Только при этом нужно заранее учесть Великую депрессию, начавшуюся в самом начале реализации сталинского плана.

Вина Сталина не в том, что он будто бы сознательно стремился уничтожить как можно больше крестьян, а в холодном равнодушии к жизни современных ему людей, если ставка — будущий экономический успех. Сталин в этом отношении был подобен капиталистическим менеджерам в США и Западной Европе, которые в это же время безжалостно увольняли миллионы людей, обрекая их на голод. С тем же хладнокровием Сталин во время Большого террора уничтожал кадры коммунистической номенклатуры, офицерства, интеллигенции и других городских слоев, в которых видел угрозу своему господству и своему пониманию коммунистического проекта.

Валерий Солдатенко

доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Украины, главный научный сотрудник Института политических и этно-национальных исследований им. И.Ф. Кураса НАН Украины, автор более шестисот публикаций, среди которых около пятидесяти монографий, в том числе: Україна в революційну добу: Історичні есе-хроніки: В 4 т. Харків, 2008; Київ, 2009–2010; Революційна доба в Україні, 1917–1920: Логіка пізнання, історичні епізоди, ключові постаті. Київ, 2011; Проект «Україна», 1917–1920 рр: Поста- ті. Харків, 2011.

Александр Шубин

доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, автор более двадцати научных монографий, в том числе: Махно и его время. М., 2013; Великая депрессия и будущее России. М., 2009; Великая Российская революция: От Февраля к Октябрю 1917 г. М., 2014. Соавтор коллективной монографии «История Украины» (М., 2015).

Интересное