Сергей Зажитько: Больше веселья!

зажитько

Эпатажному киевскому композитору  Сергею Зажитько в декабре исполнилось 55 лет. Sed Contra Ensemble вместе с приглашенными солистами к этой дате подготовили концерт «Эпитафии и Выпуклости»:  27 декабря он состоится в зале Национального союза композиторов Украины.

Накануне концерта с Сергеем Зажитько побеседовал художественный руководитель Sed Contra Ensemble Андрей Мерхель.

Сергей, повод для нашего разговора по замыслу должен быть праздничным. Но название вечера, скорее, погребальное (55 лет со дня рождения – и вдруг «эпитафии…»). Впрочем,  кроме разных эпитафий в общем списке твоих произведений есть и «Погребальные танцы». Стоит ли искать определенную закономерность в этом «некрофильском» направлении твоего творчества?

Заметь, что эпитафии пишутся уже после случившейся смерти, а у меня (по крайней мере, в своем большинстве) они написаны на случай, если такая смерть вдруг произойдет. Они как бы подготовлены заранее. Хоть персонажи, которым они адресованы, вымышлены и не указывают  на конкретную личность, все же,  я  думаю, это  новый  подход  к  «жанру».  Таким  образом, название  «эпитафия»  приобретает  несколько  иные,  даже  комические   коннотации. Что  касается  некрофильской  темы… Да, тема  смерти  очень  важна  для творчества: о  смерти  часто думаешь,  она  всегда  где-то  рядом.  С ней  важно  вести  диалог.  С  ней  нужно  мысленно  подружиться. Вот  таким  образом  я  и  написал  «Погребальные  танцы» для струнного оркестра. Мне очень  нравится  последняя  новелла  в  фильме  «Сны»  Акиры  Куросавы. Она  называется  «Водяные  мельницы».  Эта  сцена  похорон…  Приплясывающее шествие  всей  деревни за  гробом  покойника с  абсолютно  умиротворенными  лицами…  Это  просто  потрясающе! Хотя  иногда  смерть  мне  представляется  в образе  женщины  готической  внешности  с  экипировкой bdsm, которая  явно  норовит  меня трахнуть.

К слову, сквозь многие периоды твоего творчества отдельно проходит и другая – уже эротическая – тема. Что это для тебя значит?

Да, был «Фаллосипед», были  «Оральный  этюд» для  баяна,  «Несколько  фрикций»  для  контрабаса,  «Черные лебеди  Серафима  Тигипко» для  12-ти  исполнителей, «Лука  Батюк»  для  3-х  актеров  и…  пожалуй  все.  Может,  что-то  забыл.  Вообще-то  вся  культура, начиная  с  самых  древних  времен  и  до наших  дней,  буквально  пропитана  эротизмом  и  сексом.  Просто  потому,  что  секс – это  основа  жизни,  ее  утверждение.  Я  бы  возобновил  культ  фаллоса  и  утвердил  бы его  в  качестве  государственной  символики. Он  обладает  очень   большим  количеством  позитивных  метафорических  смыслов.  Но  секс –  это  еще  и  самая  естественная  форма  провокации  в  искусстве. С  помощью   всего,  что  с  ним  связано,  легко   эпатировать    ханжески  настроенную  публику.  И  это   бывает  довольно  забавно. К  тому  же,  представь,  все  те  слова,  которые  мы  применяем к описанию  произведений искусства (будь-то  книга, картина,  музыкальное  сочинение): «форма»,  «композиция», «кульминация»,  «кода»,  «темп»,  «крещендо – диминуэндо»  и  т.д. – вполне  применимы  к  области  секса.  В  нем  также  есть  сторонники авангарда  (т.е.  экстремальных  его  форм),  и  сторонники   традиционного    подхода  (например,  христианские  миссионеры).  А  что такое  групповой  секс? Это  фактически  спонтанный перформанс!  И  чем  больше  в  нем   участников,  тем  больше  возможностей для  различных  интересных  композиционных  решений.

Что касается решений: в определенные периоды ты был склонен к циклам в творчестве (например, серии «Еще!..», «Песни народов мира», пьесы о «семействе» Батюков). Однако в последние годы ты решил намеренно писать «плохую музыку», а после – и вовсе пришел к новосозданным «жанрам». Чем характерна цикличность и можно ли уже говорить о периодизации твоего творчества?

Ну, к  цикличности  я  прибегаю,  наверное,   чтобы  не  мучить  себя  в  очередной  раз  придумыванием  названия  (не знаю,  шутка ли  это? – скорее  да).  А  если  говорить  о  периодизации  творчества,  то если  раньше  мне  был  интересен  жанр  музыкального перформанса,  то  сейчас в большей мере ищу  скрытые  возможности  собственно  в  самой  музыке.  Один  из  таких  способов  – это  писать  намеренно  плохо.  Но  нельзя  это путать  с теми  случаями,  когда  композитор  старается  написать  хорошо,  но  в силу  отсутствия  или  недостаточного  таланта  у  него  получается  плохо.  Речь  идет  о  концептуальном  выборе,  о  сознательном  намерении  писать  плохо и  некачественно.  Такой  подход  к  творчеству,  на  мой  взгляд,  открывает  совершенно  новые  смыслы.  Думаю,  что  «плохая  музыка» – это  музыка  будущего.

Для тебя раньше было свойственно провоцировать слушателей. В последние годы эта твоя природная интенция трансформировалась, и ты, скорее, просто удивляешь.

Искусство и  призвано удивлять, а  новое всегда  провоцирует. Для  меня  важно  самому  не  потерять вот  эту  способность  к удивлению. Бывает,  на  тебя  вдруг нахлынет  какая-то  непостижимая  внутренняя  радость,  и  в  этот  момент эйфории  ты  можешь сделать  какую-нибудь «глупость»,  а впоследствии  это состояние переносишь в творчество.  Для  меня  очень  важен  этот момент «дурачества». Именно  во  время «дураковаляния»  приходят  в  голову  самые  интересные творческие  идеи.

Вспоминается, что для эпатажных произведений (которые выделяли тебя в композиторском сообществе) был важен контекст, в котором они исполнялись. В частности, это формат фестивалей Союза композиторов, само время (рубеж 1990-2000-х годов) со всеми вытекающими последствиями в отечественном культурном пространстве…  Тебе не кажется, что по истечении лет некоторые сочинения вне соответствующего контекста могут терять актуальность и становиться «музейными»?

Это естественный  процесс. Я абсолютно не рефлексирую по данному поводу.  Даже значительная часть классики  сегодня перекочевала в ранг  музейных  экспонатов. Часть  ее может выжить в дальнейшем только  в качестве  переработанного  продукта,  т.е.  в результате ассимиляции ее популярной  культурой.  Для  меня гораздо важнее  сам процесс творчества,  а  также  то,  насколько  полно  ты  находишься  в  настоящем.  Творчество – это  тот же  наркотик,  на  который ты  подсажен: гораздо приятнее  находиться  под  кайфом,  чем  думать о последствиях его  приема.

Ты был активен во многих направлениях творчества: писательский труд, исполнительство, рок-музыка, шоу-бизнес… С кем идентифицируешь себя сейчас? Кто ты в большей мере – универсальный композитор или исключительно академический автор?

Само слово «академический» для меня   звучит  довольно  уныло,  а «академический  композитор» – и  того  хуже. Словно  тебя  поместили в какое-то  замкнутое  пространство. Или, как если бы ты все время  находился в непроветриваемом  помещении,  где пахнет  затхлостью. А вообще мы  видим,  что идет  процесс размывания  этого  понятия,  и  в  будущем само  слово композитор будет  заменено,  скажем,  на  «организатор  звукового  пространства», «объединитель  звуков»  или  «музопроизводитель».  Мне  больше  нравится  первый вариант  из  трех.  Он  наиболее емкий.  Так,  что вполне  можешь  применить его  ко мне.

Как ощущаешь в себе потенциал к бунтарству в 55?

Точно так же, как и в 28. Когда мне сегодня говорят: «Ты ведешь себя,  как  ребенок», или «ты знаешь, это будет  звучать  слишком дерзко и вызывающе», – я  всегда  думаю: «какого черта? да  пошли вы на х…!». Почему я должен под что-то подстраиваться или соответствовать чьим-то представлениям? Вокруг достаточно людей, которые делают это за меня.   Возьми, как пример, хотя бы религию. Кстати, я действительно не понимаю, как эти клоуны в рясах, глядя друг на друга, не покатываются со смеху. Ведь они реально смешны. И как людям не смешон весь этот цирк. Подобные религии меня всегда вдохновляли, как повод для стеба. Вот и сейчас работаю над сочинением «Три православных вальса» для камерного оркестра. Поскольку «духовная» музыка, как правило, ужасно уныла, мне захотелось привнести в нее оттенок радости и танца. Например, православие в темпе вальса, православие на ¾ – по-моему, в самый раз. И вальсирующие попы в своих одеяниях. Это было бы весело. Чем больше веселья, тем лучше!

  • Что: Авторский концерт Сергея Зажитько
  • Где: Концертный зал Национального союза композиторов Украины, ул. Пушкинская, 32.
  • Когда: 27 декабря, 19.00.
  • Вход свободный.

Интересное