Читать камень

4fghjk

Больше 111 слов о книге лидера деконструктивизма, анализирующего послевоенную архитектуру.

Как читать архитектуру? В том, что это возможно, сомнений, кажется, нет, – всякий на собственном чувственном опыте знает, что она –  объемный, объемлющий человека текст – прочитывается всем телом. Но это – стихийное чтение, при котором множество смыслов и подтекстов остаётся незамеченным. Американский же архитектор и теоретик архитектуры, один из основоположников деконструктивизма, исследователь архитектуры как идеи Питер Айзенман показывает, как происходит, по каким правилам строится чтение профессиональное, прорефлектированное насквозь. Попросту: как происходит работа квалифицированного понимания.

Он показывает это на примере десяти строений, созданных разными архитекторами в разных странах не просто с разными целями, но в рамках различных теоретических и даже идеологических программ. Это – римский Дом-подсолнух Луиджи Моретти (1947-1950), дом Фарнсуорт Людвига Миса вае дер Роэ в Иллинойсе (1946-1951), страсбургский Дворец конгрессов Ле Корбюзье (1962-1964), дома Адлера и Де Вора (США) Луиса Кана (1954-1955), пенсильванский дом Ванны Вентури, построенный Робертом Вентури (1959-1964), инженерный корпус Лестерского университета (Великобритания), созданный Джеймсом Стирлингом (1959-1963), кладбище Сан-Катальдо в Модене, спроектированное Альдо Росси (1971-1978), парижская библиотека Жюссьё Рема Колхаса (1992-1993), берлинский Еврейский музей Даниэля Либескинда (1989-1999) и Питер Б. Льюис-билдинг (Научная библиотека Принстонского университета) Фрэнка О. Гери (1997-2002).

Каждое из этих зданий воплотило в себе важные черты архитектурного мышления и чувствования второй половины XX века, каждое симптоматично для отношений человека того времени с пространством. «Каждое ставит свои требования к визуальному восприятию» – и каждое, взывая к зрению, настолько неочевидно, что требует «пристального чтения». Такое чтение – куда более освоенное нашей культурой применительно к словесности – Айзенман развивает в архитектуре. Он активно использует понятия, выработанные в теории литературы, постоянно отсылая читателя к опыту этой дисциплины – и литературы вообще (давая, кстати, понять, насколько тесно вплетена архитектура в сопредельные ей  – и даже вроде бы далёкие от неё – культурные явления).

Узнавая от профессионального толкователя архитектурных текстов, как они читаются, мы одновременно понимаем и то, как – и почему именно так – они пишутся. Опыт, захватывающий даже человека, не имеющего отношения к проектированию и строительству зданий: прочитать дома-тексты таким образом – почти как написать их самому. И даже не «почти»: ведь всякое построенное здание – лишь основа будущего текста. По-настоящему он пишется всей совокупностью своих восприятий – среди которых у каждого из прочитанных зданий теперь будет и наше.

«Стена обычно читается как граница между интерьером и экстерьером, но стоит человеку пройти сквозь стену дома де Вора, как такое прочтение становится проблематичным: вышел ли он из здания или вошёл в него? То, как переживается пространство за определённый интервал времени, отчасти совпадает с тем, как время объекта обычно раскрывается перед субъектом.»

Текст: Ольга Балла

Питер Айзенман. Десять канонических зданий: 1950-2000 / Пер. с англ. И. Третьякова. – М.: Strelka Press, 2017.

Интересное