Тогда – возражайте!

оз

Речь в книге – и не только о еврейской ученой традиции, и вообще даже не столько о ней, – хотя, казалось бы, ни о чем другом Амос Оз, известный израильский писатель и литературовед, и дочь его, историк Фаня Оз-Зальцбергер, здесь не пишут.

Речь о глубоких, да притом не очень осознаваемых, корнях нашего собственного европейского, западного, (пост)христианского отношения к миру. Некоторых важных его компонентов – точно.

Еврейский народ, утверждают соавторы, выработал особые отношения со словами и текстами. Эти – объединяющие народ, придающие ему и устойчивость, и динамику – отношения куда более существенны, устойчивы, властны, чем, страшно вымолвить, с самим Создателем. В конце концов, в Него, не менее страшно вымолвить, можно и не верить – оба автора, между прочим, так и поступают: они совершенно неверующие.

«Еврейская культурная преемственность всегда основывалась на сказанных и написанных словах, на вечно растущем снежном коме толкований, споров и разногласий, на уникальной связи между людьми: беседе между представителями двух или трех поколений в синагоге, в школе и особенно – дома.

Наша родословная – не столько родо-, сколько – словная.» Вот кто сделал слово важнее всего остального!

И, между прочим, к племенной принадлежности это тоже не имеет большого отношения. Тем более, что, как говорят сами авторы, континуум, который слово создало в еврейской истории, – не этнический и уж подавно не политический. Слово главнее.

Мне вот кажется, что страсть к слову вместе с иудейским смысловым наследством вошла в состав христианской, а далее и постхристианской культуры и была так или иначе, с той или иной степенью полноты усвоена всеми, кто в этой культуре воспитан. Кто чувствует свою принципиальную, жизнеобразующую связь со словом – тот и наследник.

Что, братья-книжники, библиофаги и логоцентристы, графофилы и текстоаддикты, словесники и буквенники, критики и аналитики, выговариватели и записыватели, спорщики и толкователи, собеседники и вопрошатели, к еврейской традиции себя не относящие и вообще почитающие смысловую принадлежность пуще кровной, – не чувствуете с этим родства?

Тогда возражайте. Тем более, что представляемая отцом и дочерью Озами традиция это предполагает, и даже требует. В конце концов, в ней «каждый читатель – корректор, каждый ученик – критик, а каждый автор, и Автор Вселенной в том числе, обречен и обязан вызывать у своей аудитории множество вопросов».

Текст: Ольга Балла

Амос Оз, Фаня Оз-Зальцбергер. «О евреях и словах», перевод  с английского А. Фруман. – М.: Текст; Книжники, (Чейсовская коллекция), 2016

Интересное